• ff1
  • ff2
  • ff3

Обзор судебной практики по гражданским делам президиума Нижегородского областного суда за I и II кварталы 2016 года

                                                                                 «Утвержден»

                                       Президиумом Нижегородского областного суда

                                                                              «___» июля 2016 г.

 

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ПРЕЗИДИУМА НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА ПЕРВЫЙ  И ВТОРОЙ КВАРТАЛЫ  2016 ГОДА

 

                                 Процессуальные вопросы

 

1. Администрация,  не являвшаяся стороной по делу и не участвовавшая  в третейском разбирательстве, имеет право обратиться в государственный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов на основании статьи 46 Конституции Российской Федерации.

Условия третейского соглашения об окончательности решения третейского суда не подлежат применению судом, если указанное решение нарушает основополагающие принципы российского права.

 

Администрация г. Нижний Новгород обратилась в суд с заявлением об отмене решения Межрегионального третейского суда по иску ООО фирма *** к Ш. о признании права собственности на объекты недвижимости.

Определением районного суда производство по делу прекращено.

Суд первой инстанции,  установив, что в соответствии с заключенным между Ш. и ООО соглашением, содержащим третейскую оговорку о том, что состоявшееся решение третейского суда является окончательным, пришел к выводу о наличии оснований для прекращения производства по делу, поскольку законодательством не предусмотрена возможность обжалования решения третейского суда в суде общей юрисдикции, если третейским соглашением предусмотрена окончательность такого решения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда указанные судебные постановления отменены  в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 26.05.2011 № 10-П, по смыслу статей 1 (часть 1), 2, 18, 46, 55 (часть 3) и 118 Конституции Российской Федерации, обязывающих Российскую Федерацию как правовое государство к созданию эффективной системы защиты конституционных прав и свобод посредством правосудия, неотъемлемым элементом нормативного содержания права на судебную защиту, имеющего универсальный характер, является право заинтересованных лиц, в том числе не привлеченных к участию в деле, на обращение в суд за защитой своих прав, нарушенных неправосудным судебным решением. В соответствии с действующим правовым регулированием в случаях, когда решение третейского суда вынесено о правах и обязанностях лиц, не участвовавших в третейском разбирательстве (в том числе по спорам, возникающим из вещных правоотношений), такие лица располагают для защиты своих прав теми же правовыми средствами, которые предусмотрены для защиты от нарушений, допущенных при вынесении решения государственным судом, в том числе они вправе предъявлять в компетентный суд самостоятельный иск, а также оспаривать решение третейского суда, вынесенное по спору, выходящему за рамки правового конфликта сторон третейского разбирательства, в соответствии с процедурами, предусмотренными главой 46 ГПК РФ.

В данном случае при определении права администрации на оспаривание решения третейского суда положения ст. 40 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» об окончательности решения третейского суда по условиям третейского соглашения не применимы. Приведенные положения закона исходят из того, что предметом рассмотрения в третейском суде могут быть исключительно права и обязанности лиц, заключивших третейское соглашение и передавших возникший между ними спор на разрешение третейского суда. В рассматриваемом деле муниципальное образование «город Нижний Новгород» в лице администрации г. Нижнего Новгорода не являлось ни стороной третейского соглашения, ни участником разбирательства в третейском суде.

Вместе с тем, несмотря на тот факт, что администрация не являлась стороной по делу и не участвовала в третейском разбирательстве, она имеет право обратиться в государственный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов на основании статьи 46 Конституции Российской Федерации. Иной порядок обжалования решений третейского суда, помимо подачи заявления об отмене решения третейского суда в компетентный государственный суд, ГПК РФ и иными федеральными законами не предусмотрен.

Кроме того, исходя из нормативного содержания ч. 3 ст. 421 ГПК РФ условие третейского соглашения об окончательности решения третейского суда не принимается судом, если указанное решение нарушает основополагающие принципы российского права.

В данном случае материалы дела содержат, подлежавшие исследованию и оценке районным судом доказательства того, что решение третейского суда нарушает права и законные интересы заявителя как лица, не участвовавшего в разбирательстве третейского суда, и не соответствует основополагающим принципам российского права. Без исследования и оценки указанных юридических обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения заявления, суды не вправе были делать вывод об окончательности решения третейского суда, препятствующей его обжалованию, и прекращать производство по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Постановление № 44г-1/2016

2. Истец вправе обратиться в суд с иском о взыскании компенсации морального вреда в порядке реабилитации по своему месту жительства.

 

С. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Нижегородской области о взыскании компенсации морального вреда.

В обоснование иска указано, что судебной коллегией по уголовным делам был изменен вынесенный в отношении него приговор городского суда путем исключения указания на частичное присоединение приговора, в связи с чем он имеет право на частичную реабилитацию в виде компенсации морального вреда.

Решением городского суда исковое заявление возвращено заявителю и разъяснено право на обращение с указанным иском в суд по месту нахождения ответчика.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда определение городского суда оставлено без изменения.

Возвращая исковое заявление С.  на основании пункта 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, городской суд (и с ним согласилась судебная коллегия) исходил из общего правила территориальной подсудности, установленного статьей 28 ГПК РФ и указал, что настоящий спор подсуден районному суду по месту нахождения ответчика Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Нижегородской области.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда судебные постановления отменены в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

В силу части 1 статьи 133 УПК РФ, право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2011 г. № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве», иски о компенсации морального вреда в денежном выражении в соответствии со статьей 136 УПК РФ предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

Исходя из положений статей 23 и 24 ГПК РФ такие дела подсудны районным судам либо гарнизонным военным судам в соответствии с их подсудностью.

Учитывая, что возмещение морального вреда является одной из составляющих реабилитации, включающей в себя, кроме того, право на возмещение имущественного вреда, восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах (часть 1 статьи 133 УПК РФ), и принимая во внимание, что в соответствии с частью 6 статьи 29 ГПК РФ иски о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, могут предъявляться в суд по месту жительства или месту нахождения ответчика либо в суд по месту жительства истца, исходя из аналогии закона (часть 4 статьи 1 ГПК РФ), иск о компенсации морального вреда в денежном выражении также может быть предъявлен реабилитированным в суд по месту жительства или месту нахождения ответчика либо в суд по месту своего жительства.

При этом выбор между несколькими судами, которым согласно настоящей статье подсудно дело, принадлежит истцу (часть 10 статьи 29 ГПК РФ).

Исходя из приведенных разъяснений и норм закона,  С. вправе обратиться в суд с иском о взыскании компенсации морального вреда в порядке реабилитации по своему месту жительства.

Судом установлено, что место жительства С. до осуждения находится под юрисдикцией городского суда, в связи с чем, обратившись в городской суд с вышеуказанным исковым заявлением, С. реализовал свое право выбора суда по месту своего жительства.

Постановление № 44г-30/2016

 

3. Предъявление заявления в порядке искового производства не предоставляет возможным применение положений статей  100 и  98 ГПК РФ для взыскания с ответчиков расходов, связанных с рассмотрением заявления о признании садового дома пригодным для проживания.

 

К.  обратилась в суд с заявлением о взыскании с администрации                       г. Нижний Новгород и УФМС по Нижегородской области судебных расходов.

В обоснование заявления указала, что решением районного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, исковые требования К. к администрации г. Нижний  Новгород, УФМС России по Нижегородской области о признании садового домика жилым домом, пригодным для постоянного проживания – удовлетворены. При  рассмотрении данного гражданского дела К. понесла следующие  издержки: расходы на услуги проведения строительно-технического исследования дома, оплату государственной пошлины, юридические услуги, оформление нотариальной доверенности, заверение копий доверенности.

Определением районного суда заявление К. удовлетворено частично, с администрации г. Нижний Новгород, УФМС по Нижегородской области в пользу К. пропорционально  взысканы судебные расходы. В удовлетворении остальной части заявления отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда определение районного суда оставлено без изменения.

Разрешая вопрос по существу, суд первой инстанции, руководствовался  положениями статей 88, 94, 98, 100 ГПК  РФ и исходил из того, что исковые требования К. удовлетворены, следовательно, судебные расходы, понесенные истцом, подлежат взысканию с проигравшей стороны.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда судебные постановления отменены в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

Судом установлено, что истец является собственником земельного участка.

Решением районного суда садовый дом признан жилым домом, пригодным для постоянного проживания, с правом регистрации в нём по месту жительства.

Жилищный кодекс РФ прямо не предусматривает возможность переоформления жилых строений в жилые дома.

Исходя из того, что жилищное законодательство является сферой совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статья 72, пункт "к" части 1, Конституции Российской Федерации), субъекты Российской Федерации вправе осуществить надлежащее правовое регулирование, определив порядок признания жилых строений на садовых земельных участках пригодными для постоянного проживания, а органы местного самоуправления - утвердить, как это предусмотрено в статье 32 Градостроительного кодекса РФ, правила землепользования и застройки.

При этом не исключается возможность введения субъектами Российской Федерации указанного правового регулирования в опережающем порядке. До принятия соответствующих нормативных актов признание жилых строений пригодными для постоянного проживания может осуществляться судами общей юрисдикции в порядке установления фактов, имеющих юридическое значение.

Данная позиция изложена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2008 г. №7-П.

Учитывая, что субъектом Нижегородской  области, администрацией г.Нижний Новгород не утвержден административный порядок признания садового дома пригодным для проживания, истцом не оспаривались действия администрации г.Нижний Новгород и УФМС России по Нижегородской области, рассмотрение заявления о признании садового дома пригодным для проживания подлежало разрешению в порядке особого производства независимо от предъявления требований в порядке искового производства.

То обстоятельство, что требование заявлено в порядке искового производства, не изменяет ни сути заявленных требований, ни предусмотренных главой 28 ГПК РФ особенностей рассмотрения этих требований.

Как следует из ч. 2 ст. 263 ГПК РФ лицами, участвующими в рассмотрении дел особого производства, являются заявители и заинтересованные лица, что согласуется с бесспорным характером требований, рассматриваемых в порядке особого производства, и отсутствием нарушения прав заявителей со стороны заинтересованных лиц.

Предъявление истцом заявления в порядке искового производства в данном случае  не предоставляет возможным применение положений ст. 100 и ст. 98 ГПК РФ для взыскания с ответчиков расходов, связанных с рассмотрением ее  заявления о признании садового дома пригодным для проживания.

По смыслу статей 98, 100 ГПК РФ, судебные издержки возмещаются при разрешении судами материально-правовых споров. Поскольку рассмотрение дел, предусмотренных главами 28 - 30, 32 - 34, 36, 38 ГПК РФ, направлено на установление юридических фактов, определение правового статуса привлеченных к участию в деле лиц или правового режима объектов права, а не на разрешение материально-правового спора, издержки, понесенные в связи с рассмотрением указанных категорий дел, относятся на лиц, участвующих в деле, которые их понесли, и не подлежат распределению по правилам главы 7 ГПК РФ (пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»).

В данном случае судебные расходы  должны быть отнесены  на заявителя, поскольку решение суда по соответствующему делу не может расцениваться как принятое против ответчиков, не имеющих противоположных с истцом юридических интересов.

 

Постановление № 44г-38/2016

 

4. Отчет об оценке является недопустимым доказательством в связи с тем, что оценщик, привлеченный истцом,  не включен в государственный реестр экспертов-техников Министерства юстиции Российской Федерации, кроме того, одновременно является представителем самого истца.

 

Л. обратилась в суд с иском к  ПАО «Межотраслевой страховой центр» о защите прав потребителей.

Заочным решением мирового судьи исковые требования Л. удовлетворены частично.

Разрешая вопрос о судебных расходах, мировой судья пришел к выводу о частичном удовлетворении заявленных требований, поскольку представленный истцом отчет об оценке стоимости восстановительного ремонта транспортного средства является недопустимым доказательством в связи с тем, что подготовлен оценщиком, не включенным в момент оценки в реестр экспертов-техников в РФ, не прошедшим профессиональную аттестацию эксперта-техника, кроме того, отчет подготовлен лицом, одновременно являющимся представителем истца в рамках гражданского судопроизводства по вопросам, связанным с дорожно-транспортными происшествиями с участием истца.

Суд апелляционной инстанции, проверяя законность постановленного мировым судьей решения, отменил его в части отказа в удовлетворении  взыскания судебных расходов по оценке транспортного средства и принял новое решение в указанной части о взыскании с ответчика судебных расходов по оценке транспортного средства. В обоснование выводов указал, что для целей определения суммы материального ущерба истец был вынужден обратиться за производством экспертной оценки, которая установила размер его требований к ответчику, понес соответствующие расходы,  в связи с чем они подлежат взысканию.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда апелляционное определение  районного суда отменено, оставлено в силе  решение мирового судьи.

В соответствии с пунктом  2 статьи 12.1 Федерального закона от 25.04.2002 №40-ФЗ  «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» независимая техническая экспертиза проводится по правилам, утверждаемым Банком России.

Пунктом 8 Правил  проведения независимой технической экспертизы транспортного средства, утвержденным Центральным Банком Российской Федерации 19.09.2014 №433-П,  установлены обязательные требования к содержанию экспертного заключения, в том числе, пункт 10 предусматривает, что экспертное заключение подписывается собственноручно экспертом-техником, непосредственно выполнявшим экспертизу. Экспертное заключение, подготовленное экспертной организацией, подписывается собственноручно экспертом-техником, непосредственно выполнявшим экспертизу, утверждается руководителем этой организации и удостоверяется ее печатью.

В соответствии с п. 4 статьи 12.1 ФЗ №40-ФЗ, независимая техническая экспертиза транспортных средств проводится экспертом-техником или экспертной организацией, имеющей в штате не менее одного эксперта-техника. Требования к экспертам-техникам, в том числе требования к их профессиональной аттестации, основания ее аннулирования, порядок ведения государственного реестра экспертов-техников, устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. Согласно Приказу  Минтранса РФ №124, Минюста РФ №315, Минздравсоцразвития РФ № 714, МВД РФ №817 от 17.10.2006 «Об утверждении условий и порядка профессиональной аттестации экспертов-техников, осуществляющих независимую техническую экспертизу транспортных средств, в том числе требований к экспертам-техникам», составление независимой технической экспертизы может осуществляться только экспертом-техником, прошедшим государственную аттестацию и включенным в государственный реестр экспертов-техников.

В соответствии с правилами проведения независимой технической экспертизы транспортного средства, утвержденными Положением Центрального Банка Российской Федерации от 19.09.2014 №433-П, для проведения экспертизы страховщик, потерпевший, получивший направление на экспертизу у страховщика или заказывающий проведение экспертизы самостоятельно в случае, когда страховщик не организовал экспертизу транспортного средства потерпевшего в установленный срок, либо заказавший повторную экспертизу, привлекает эксперта-техника (экспертную организацию) на основании соответствующего договора.

Из положений вышеприведенных правовых норм следует, что лишь экспертиза (в том числе независимая техническая экспертиза), проведенная экспертом-техником, прошедшим профессиональную аттестацию Межведомственной аттестационной комиссии и включенным в государственный реестр экспертов-техников Минюста России (экспертной организацией, имеющей в штате не менее одного эксперта-техника), может служить надлежащим доказательством установления причин повреждений транспортного средства, технологии, методов и стоимости его восстановительного ремонта по спорам, вытекающим из правоотношений об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Вместе с тем, заключение эксперта, расходы за производство которой взыскал суд апелляционной инстанции,  не содержит сведений о том, что эксперт К. включен в государственный реестр экспертов-техников, соответствующий реестр экспертов-техников Министерства юстиции Российской Федерации данных об аттестации и включении в реестр на дату составления заключения не содержит, следовательно, отчет не соответствует Положению Центрального банка Российской Федерации №433-П «О правилах проведения независимой технической экспертизы транспортного средства»,  в связи с чем не может являться допустимым доказательством по делу.

Кроме того, судом установлено, что эксперт К., выполнивший отчет об оценке, является также представителем Л. по данному делу.

Часть 1 статьи 16 Федерального закона от 29.07.1998 №135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» содержит прямой запрет оценщику проводить оценку в указанных в ней случаях, в том числе в случае наличия у оценщика имущественного интереса в объекте оценки.

В силу статьи 15 указанного закона оценщик обязан сообщать заказчику или юридическому лицу, с которым он заключил трудовой договор, о невозможности своего участия в проведении оценки вследствие возникновения обстоятельств, препятствующих проведению объективной оценки.

В соответствии со статьей 16 ГПК РФ мировой судья, а также судья не может рассматривать дело и подлежит отводу, если он: является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей; либо лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности.

Согласно части 1 статьи 18 ГПК  РФ основания для отвода судьи, указанные в статье 16 настоящего Кодекса, распространяются также на прокурора, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика.

С учетом того, что эксперт К.,  проводивший оценку поврежденного автомобиля, одновременно является представителем самого истца,  представленное истцом заключение допустимым доказательством признать нельзя.

Поскольку представленное истцом доказательство не соответствует требованию  допустимости, оснований для взыскания судебных расходов по оценке рыночной стоимости работ, услуг, материалов и запасных частей для восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства у суда апелляционной инстанции не имелось.

Постановление № 44г-39/2016

 

Вопросы, связанные с нарушением норм материального права

 

1. При включении в общий трудовой стаж истца спорных периодов работы, суд не учел правила Международного договора, заключенного 14 июля 2011 года между Российской Федерацией и Эстонской Республикой, которым на Российскую Федерацию возлагается обязанность исчисления и выплаты пенсии только за стаж, приобретенный лицами на территории Российской Федерации.

 

В. обратился в суд с иском к ГУ УПФ РФ о включении периодов работы в общий трудовой стаж и перерасчете.

В обоснование исковых требований В. указал, что при назначении пенсии и определении размера пенсионного обеспечения ответчик не учел стаж его службы и работы в Эстонии.

Решением районного суда иск удовлетворен, суд обязал ГУ УПФ РФ включить в общий трудовой стаж В. следующие периоды: с 01 сентября 1971 года по 22 августа 1974 года в качестве курсанта Таллиннского мореходного училища рыбной промышленности по специальности радист;  с 20 сентября 1974 года по 12 мая 1983 года в качестве радиооператора Эстонского промышленного производственного объединения «Океан»;  с 16 мая 1983 года по 13 июля 1994 года в качестве военнослужащего; обязал ГУ УПФ РФ произвести перерасчет пенсии В.

 Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Удовлетворяя исковые требования В. о включении в его общий трудовой стаж спорных периодов обучения, работы и службы на территории Эстонской Республики и возлагая на пенсионный орган обязанность по перерасчету размера назначенной истцу трудовой пенсии, суды руководствовались положениями Конституции РФ, ст.ст.7, 10, 30 Федерального закона от 17.12.2001 г. №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», ст.ст.5, 6 Договора о сотрудничестве в области пенсионного обеспечения между Российской Федерацией и Эстонской Республикой от 14.07.2011 г., п.8 Распоряжения Правления Пенсионного фонда РФ от 22.06.2004 г. № 99р «О некоторых вопросах осуществления пенсионного обеспечения лиц, прибывших на место жительства в Российскую Федерацию из государств – республик бывшего СССР», письмом Министерства социальной защиты населения РФ от 31.01.1994 № 1-369-18, письмом Минтруда России от 15.01.2003 № 88-16, и исходили из того, что данными правовыми нормами предусмотрено, что для определения права истца на трудовую пенсию по старости как лицу, прибывшему из Эстонии (государства – республики бывшего СССР, не заключившего соглашения с Российской Федерацией), учитывается трудовой стаж, приобретенный им на территории любого из этих государств.

 Постановлением президиума Нижегородского областного суда вынесенные по делу судебные постановления отменены в связи  с существенным нарушением норм материального права.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Согласно положениям статьи 1 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», трудовые пенсии устанавливаются и выплачиваются в соответствии с настоящим Федеральным законом. Изменение условий и норм установления, а также порядка выплаты трудовых пенсий осуществляется не иначе как путем внесения изменений и дополнений в настоящий Федеральный закон. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора Российской Федерации.

14 июля 2011 года между Российской Федерацией и Эстонской Республикой был заключен Договор о сотрудничестве в области пенсионного обеспечения, ратифицированный Российской Федерацией Федеральным законом от 31 января 2012 года № 1-ФЗ и вступивший в силу с 1 апреля 2012 года (временно применялся с 16 октября 2011 года).

Договор распространяется на отношения, относящиеся: в Российской Федерации - к трудовым пенсиям по старости, по инвалидности, по случаю потери кормильца; социальным пенсиям; в Эстонской Республике - к государственному пенсионному страхованию, включая народную пенсию (статья 2 Договора).

Согласно статье 3 указанного Договора, он применяется к лицам, проживающим на территориях Договаривающихся Сторон (Российской Федерации и Эстонской Республики) и являющимся их гражданами или лицами без гражданства, на которых распространяется или ранее распространялось действие законодательства каждой из Договаривающихся Сторон в соответствии со статьей 2 Договора.

При назначении пенсии в соответствии с Договором учитываются периоды пенсионного стажа, приобретенные на территориях Договаривающихся Сторон, в том числе на территориях бывших РСФСР и ЭССР. Если право на назначение пенсии согласно законодательству одной Договаривающейся Стороны возникает без учета пенсионного стажа, приобретенного согласно законодательству другой Договаривающейся Стороны, то соответствующая Договаривающаяся Сторона назначает пенсию только за пенсионный стаж, учитываемый на основании своего законодательства, вне зависимости от того, на территории какой Договаривающейся Стороны проживает лицо. Данное правило применяется и в том случае, если при назначении пенсии в Российской Федерации согласно настоящему Договору пенсионный стаж, приобретенный на территории Российской Федерации, учитываемый при конвертации пенсионных прав, составляет не менее 25 лет у мужчин и 20 лет у женщин соответственно. При этом подсчет и подтверждение пенсионного стажа осуществляется согласно законодательству той Договаривающейся Стороны, которая назначает пенсию (пункты 1, 2 статьи 5 Договора).

Если право на назначение пенсии на основании законодательства одной Договаривающейся Стороны возникает в результате суммирования пенсионного стажа, приобретенного на основании законодательства обеих Договаривающихся Сторон, то при определении права на пенсию согласно законодательству Договаривающихся Сторон и при конвертации пенсионных прав согласно законодательству Российской Федерации учитывается пенсионный стаж, приобретенный на территориях обеих Договаривающихся Сторон, кроме случаев, когда периоды этого стажа совпадают по времени их приобретения (пункт 3 статьи 5 Договора).

Пунктом 1 статьи 6 Договора предусмотрено, что каждая Договаривающаяся Сторона исчисляет размер пенсии, соответствующий пенсионному стажу, приобретенному на ее территории, согласно положениям своего законодательства. Периоды пенсионного стажа, приобретенные на территории бывшего СССР, кроме территорий бывших РСФСР и ЭССР, не учитываются при определении размера пенсии.

В соответствии с приведенными нормами Договора на Российскую Федерацию возлагается обязанность исчисления и выплаты пенсии только за стаж, приобретенный лицами на территории Российской Федерации.

Указанные положения Договора и Соглашения судами первой и апелляционной инстанций учтены не были. Что привело к неправильному разрешению спора.

 

Постановление № 44г-4/2016

 

2. Суд применил к возникшим правоотношениям закон, не  подлежащий применению.

 

З. обратился в суд с иском о взыскании страховой выплаты и просил взыскать с ОСАО «Ингосстрах» сумму страховой выплаты, штафную неустойку,  компенсацию морального вреда, судебные расходы,

 В обоснование требований указал, что 19 августа 2014 года  произошло ДТП с участием автомобиля под управлением истца и автомобиля под управлением М.,  в результате которого транспортные средства получили механические повреждения. Виновником ДТП был признан М., гражданская ответственность которого застрахована в СК ОСАО «Ингосстрах», гражданская ответственность истца застрахована в ООО «Росгосстрах». С целью получения страховой выплаты истец обратился в СК ОСАО «Ингосстрах», однако ответчик страховую выплату истцу не произвел.

Решением городского суда исковые требования З. удовлетворены.

Суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 15, 309, 927, 929, 931 Гражданского кодекса РФ, ст.ст. 3, 6, 7, 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 года №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», пришел к выводу об удовлетворении заявленных требований истца в части взыскания страховой выплаты именно со страховой компании причинителя вреда.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда решение районного суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда судебные постановления отменены в связи с существенным нарушением норм материального права.

В соответствии с положениями п.1 статьи 14 Федерального Закона от 25.04.2002 №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (в редакции Федерального Закона №222-ФЗ от 21.07.2014) потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств: а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только транспортным средствам, указанным в настоящего пункта; б) дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом.

В силу пункта 14 статьи 5 Федерального закона от 21.07.2014 г. №223-ФЗ установленный статьей 14.1 Федерального закона от 25.04.2002 г. №40-ФЗ (в редакции Федерального закона от 21.07.2014 г. №223-ФЗ) порядок прямого возмещения убытков применяется к договорам, срок действия которых не истек на день вступления в силу пункта 16 статьи 1 Федерального закона от 21.07.2014 г. N 223-ФЗ, т.е. на 01.08.2014 года.

В пункте 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.01.2015 г. №2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что при наличии условий, предусмотренных для осуществления страховой выплаты в порядке прямого возмещения убытков, потерпевший вправе обратиться с заявлением о страховой выплате только страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность (пункт 1 статьи 14.1 пункт 1 статьи 12 Закона об ОСАГО).

Из анализа данных правовых норм следует, что в случае, если в результате ДТП вред был причинен только двум транспортным средствам, в результате их взаимодействия, гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом, то потерпевший вправе предъявить требование о возмещении вреда только в страховую компанию, в которой он застраховал свою гражданскую ответственность по договору ОСАГО.

ДТП, в результате которого причинены механические повреждения транспортному средству истца, произошло 19 августа 2014 года, т.е. после вступления в силу Федерального закона от 21.07.2014 г. №223-ФЗ

Принимая во внимание, что в дорожно-транспортном происшествии от 19 августа 2014 года вред причинен только двум транспортным средствам, ответственность обоих водителей застрахована, потерпевший З. имел право на предъявление  требования о выплате страхового возмещения только в свою страховую компанию - ООО «Росгосстрах».

 

Постановление № 44г-9/2016

 

3. Предусмотренные законодательством о защите прав потребителей санкции носят исключительно штрафной характер, их взыскание не преследует цель компенсации потерь потребителя и приводит к образованию у потребителя имущественной выгоды, следовательно, такие выплаты не подлежат освобождению от обложения НДФЛ.

 

Ю. обратился в суд с требованием об обязании СПАО «Ингосстрах»   исключить из суммы налогооблагаемого дохода, полученного истцом за 2014 год, дохода в размере ***руб., обязать ответчика в течение 10 дней со дня вступления решения суда в законную силу направить уточненные сведения в ИФНС России.

В обоснование требования указано, что решением районного суда с ОСАО «Ингосстрах» в пользу Ю. взысканы страховое возмещение, неустойка, штраф.  ОСАО «Ингосстрах» направило в налоговый орган справку за 2014 год, где указано, что сумма штрафа и неустойки являются доходами Ю., подлежащими налогообложению.

Решением городского суда требования удовлетворены: СПАО «Ингосстрах» обязано исключить из суммы налогооблагаемого дохода, полученного Ю. за 2014 год, доход в размере *** и направить в течение 10 дней со дня вступления решения суда в законную силу уточненные сведения в ИФНС России.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда  решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Разрешая заявленные исковые требования, суды пришли к выводу о том, что выплаты физическим лицам, имеющие характер возмещения причиненного им ущерба и материальных потерь по решению суда, согласно Закону РФ «О защите прав потребителей», являются компенсационными, поэтому не относятся к доходам, в связи с чем, не подлежат включению в налогооблагаемый доход,  следовательно, неправомерно страховая компания включила суммы неустойки и штрафа, полученные истцом на основании решения районного суда,  в налогооблагаемый доход истца.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда судебные постановления отменены в связи с существенным нарушением норм материального права, принято по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Ю. отказано.

Пунктом 3 статьи 217 Налогового кодекса РФ предусмотрено, что не подлежат обложению налогом на доходы физических лиц все виды установленных законодательством Российской Федерации компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных, в частности, с возмещением вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья.

Суммы штрафов и неустойки, получаемых физическим лицом на основании решения суда, за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, выплачиваемых организацией в соответствии с Законом Российской Федерации от 07.02.1992 №2300-1 «О защите прав потребителей», в статье 217 Налогового кодекса РФ не поименованы.

Предусмотренные законодательством о защите прав потребителей санкции носят исключительно штрафной характер,  и их взыскание не преследует цель компенсации потерь (реального ущерба) потребителя. Поскольку выплата сумм таких санкций приводит к образованию имущественной выгоды у потребителя, они включаются в доход гражданина на основании положений статей 41 и 209 Налогового кодекса РФ вне зависимости от того, что получение данных сумм обусловлено нарушением прав физического лица.

Следовательно, такие выплаты не подлежат освобождению от обложения налогом на доходы физических лиц, в связи с чем вывод судов о том, что указанные денежные суммы не подлежат включению в налогооблагаемый доход признать правильным нельзя.

                                                                   Постановление № 44г-11/2016

4. Ресурсоснабжающим организациям не предоставлено право взыскивать с потребителей плату за коммунальные услуги, потребленные на общедомовые нужды, следовательно, такие организации не вправе производить расчет и требовать напрямую от жильцов многоквартирных домов, обслуживаемых управляющими компаниями, плату за коммунальные ресурсы, израсходованные на общедомовые нужды, а также компенсацию потерь, поскольку не являются исполнителями и не управляют многоквартирными домами, в связи с чем не отвечают за качество коммунальных услуг и услуг по содержанию общедомовых инженерных сетей.

 

 ПАО «ТНС энерго Нижний Новгород» обратилось в суд с иском к Г. о взыскании задолженности за потребленную электроэнергию.

В  обоснование исковых требований указано, что в соответствии с договором энергоснабжения потребителю производился отпуск электроэнергии, оплата поставленной электроэнергии не произведена.

Г. обратилась со встречным иском к ПАО «ТНС энерго Нижний Новгород», просила  признать начисления за ОДН незаконными.

Решением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением,  исковые требования ПАО «ТНС энерго Нижний Новгород» к Г. удовлетворены.

Встречные исковые требования  Г.оставлены без удовлетворения.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда вынесенные по делу судебные постановления отменены в связи  с существенным нарушением норм материального права.

Судом установлено, что ТСЖ «Наш дом» осуществляет управление многоквартирным домом,  в котором проживет Г.

Между ТСЖ «Наш дом» и ООО Управляющая компания «Жилкомсервис» заключен договор управления многоквартирным домом.

Истец оказывает жильцам дома услуги по электроснабжению, в том числе, производит расчет и направление квитанций на оплату за ОДН потребителям многоквартирных жилых домов, обосновывая это отсутствием договорных отношений между ресурсоснабжающей организацией и ООО Управляющая компания «Жилкомсервис».

Возражения Г. по оплате задолженности были связаны с отсутствием у ресурсоснабжающей организации права требования взыскания платы за ОДН, а также правильностью ее расчета.

В силу ст. ст. 153, 154 ЖК РФ граждане и организации обязаны своевременно и полностью вносить плату за жилое помещение и коммунальные услуги. Плата за жилое помещение и коммунальные услуги для нанимателей и собственников жилых помещений в многоквартирных домах включает плату за электроснабжение.

Собственники помещений в многоквартирном доме обязаны выбрать один из способов управления домом: непосредственное управление собственниками помещений; управление товариществом собственников жилья либо жилищным кооперативом или иным специализированным потребительским кооперативом; управление управляющей организацией (ч. 2 ст. 161 ЖК РФ).

 При управлении многоквартирным домом управляющей организацией она несет ответственность перед собственниками за оказание услуг, выполнение работ, которые обеспечивают надлежащее содержание общего имущества в доме и качество которых должно соответствовать установленным требованиями (части 2.2, 2.3 статьи 161 ЖК РФ).

Согласно части 7.1 статьи 155 ЖК РФ (в редакции до 30 июня 2015 года) на основании решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме собственники помещений в многоквартирном доме и наниматели жилых помещений по договорам социального найма или договорам найма жилых помещений государственного либо муниципального жилищного фонда в данном доме могут вносить плату за все или некоторые коммунальные услуги (за исключением коммунальных услуг, потребляемых при использовании общего имущества в многоквартирном доме) ресурсоснабжающим организациям.

В соответствии с пунктом 17 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов (далее - Правила), ресурсоснабжающая организация является исполнителем коммунальной услуги, заключает договоры с потребителями, приступает к предоставлению коммунальной услуги в следующих случаях:- при непосредственном управлении многоквартирным домом; в многоквартирном доме, в котором не выбран способ управления; в жилых домах (домовладениях).

В остальных случаях, согласно пунктам 8, 9 Правил, исполнителем коммунальных услуг для собственников и пользователей помещений в многоквартирном доме являются управляющая организация, товарищество собственников жилья, жилищный кооператив, иной специализированный потребительский кооператив. Условия предоставления коммунальных услуг определяются в договоре управления многоквартирным домом.

Из изложенного следует, что порядок оплаты коммунальных услуг в многоквартирном доме зависит от выбранного жильцами способа управления, а право начисления и взимания платы за предоставленные собственникам, нанимателям помещений многоквартирных домов коммунальные услуги, принадлежит лицу, в том числе ресурсоснабжающей организации, на основании принятого в установленном законом порядке решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме о внесении платы за коммунальные услуги конкретной ресурсоснабжающей организации.

Кроме того, жилищное законодательство не допускает возможности прямой оплаты собственниками, нанимателями помещений многоквартирного дома ресурсоснабжающим организациям коммунальных услуг, потребляемых при использовании общего имущества в многоквартирном доме (часть 7.1 статьи 155 ЖК РФ), за исключением случая осуществления собственниками помещений дома непосредственного управления таким домом (часть 8 ст. 155 ЖК РФ).

В силу пункта 44 Правил распределяемый между потребителями объем коммунальной услуги, предоставленной на общедомовые нужды, не может превышать объем, рассчитанный исходя из нормативов потребления услуги. Исключением является наличие соответствующего решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме о распределении «сверхнормативного» объема между всеми помещениями пропорционально размеру общей площади каждого помещения в доме. Если указанное решение не принято, то «сверхнормативный» объем коммунальной услуги исполнитель (управляющая организация, ТСЖ, ЖСК) оплачивает за счет собственных средств.

Из нормативного содержания взаимосвязанных положений частей 1, 2.1, 2.3 статьи 161 и части 2 статьи 162 ЖК РФ, раскрывающих понятие договора управления многоквартирным домом, целей и способов управления многоквартирным домом следует, что законодатель разграничил функции управления многоквартирным домом и обслуживания общего имущества в таком доме. В связи с этим отнесение на исполнителя, осуществляющего управление многоквартирным домом, превышения объема коммунальной услуги, предоставленной на общедомовые нужды, над нормативом коммунальной услуги на общедомовые нужды в случае, если собственниками помещений в многоквартирном доме не принято иное решение, направлено на стимулирование управляющей организации к выполнению мероприятий по эффективному управлению многоквартирным домом (выявлению несанкционированного подключения, внедоговорного потребления коммунальных услуг и др.) и достижение целей этого управления, обеспечивающих благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в таком доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставления коммунальных услуг (часть 1 статьи 161 ЖК РФ).

Действующим законодательством ресурсоснабжающим организациям не предоставлено право взыскивать  с потребителей плату за коммунальные услуги, потребленные на общедомовые нужды, следовательно, такие организации не вправе производить расчет и требовать напрямую от жильцов многоквартирных домов, обслуживаемых управляющими компаниями, плату за коммунальные ресурсы, израсходованные на общедомовые нужды, а также компенсацию потерь, поскольку не являются исполнителями и не управляют многоквартирными домами, в связи с чем не отвечают за качество коммунальных услуг и услуг по содержанию общедомовых инженерных сетей.

Таким образом, в отсутствие договора между ресурсоснабжающей организацией и управляющей организацией потребителем коммунальных ресурсов по фактическому подключению и ответственным перед ресурсоснабжающей организацией с момента принятия дома в управление остается управляющая организация, независимо от неисполнения своей обязанности по заключению договора энергоснабжения, в связи с чем вывод суда первой и апелляционной инстанций об удовлетворении исковых требований является неверным.

                                                              Постановление № 44г-21/2016

 

5. Тот факт, что ответчик не является членом ТСЖ, а только собственником нежилого помещения в многоквартирном доме, не освобождают его от уплаты содержания и ремонта, коммунальных услуг.

 

ТСЖ обратилось в суд с иском к П. о взыскании задолженности по оплате коммунальных платежей за содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме.

В обоснование исковых требований ТСЖ указало, что ответчик П. является собственником одного из гаражей в указанном доме – нежилого помещения подземной автостоянки, членом ТСЖ ответчик  не является, длительное время не выполняет обязанности по оплате коммунальных платежей за содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме. В обоснование расчета задолженности истец ссылался на то, что размер платежей и взносов был установлен общим собранием товарищества собственников жилья.

 Решением мирового судьи в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.

Апелляционным определением районного суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований мировой судья (с ним согласился суд апелляционной инстанции) указал, что П., как собственник парковки, в силу закона не обязана нести расходы на содержание общего имущества дома, что каких-либо договоров на оказание коммунальных услуг с ответчиком товарищество не заключало и, что общее собрание ТСЖ не могло принимать какие-либо решения, затрагивающие права и обязанности П., не являющейся его членом.

 Постановлением президиума Нижегородского областного суда вынесенные по делу судебные постановления отменены в связи  с существенным нарушением норм материального права.

Согласно статье 210 Гражданского кодекса РФ, собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества.

В силу части 1 статьи 36 Жилищного кодекса РФ, собственникам помещений (как жилых, так и нежилых) в многоквартирном доме принадлежит общее имущество в таком доме на праве общей долевой собственности независимо от фактов создания товарищества собственников недвижимости и членства в нем.

Частью 1 статьи 37 Жилищного кодекса РФ установлено, что доля в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме собственника помещения в этом доме пропорциональна размеру общей площади указанного помещения.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 39 Жилищного кодекса РФ, собственники помещений в многоквартирном доме несут бремя расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме. Доля обязательных расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме, бремя которых несет собственник помещения в таком доме, определяется долей в праве общей собственности на общее имущество в таком доме указанного собственника.

Статья 158 Жилищного кодекса РФ содержит правило о том, что собственник помещения в многоквартирном доме обязан нести расходы на содержание принадлежащего ему помещения, а также участвовать в расходах на содержание общего имущества в многоквартирном доме соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество.

Вопросы оплаты коммунальных услуг регулируются Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах, утвержденными постановлением Правительства РФ от 6 мая 2011 года № 354.

Пунктом 2 Правил предоставления коммунальных услуг установлено, что потребителем является лицо, пользующееся на праве собственности или ином законном основании помещением в многоквартирном доме, потребляющем коммунальные услуги.

Согласно пункту 40 указанных Правил, потребитель коммунальных услуг в многоквартирном доме в составе платы за коммунальные услуги отдельно вносит плату за коммунальные услуги, предоставленные потребителю в жилом или в нежилом помещении, и плату за коммунальные услуги, предоставленные на общедомовые нужды.

В соответствии с пунктом 3 статьи 137 Жилищного кодекса РФ, в случае неисполнения собственниками помещений в многоквартирном доме своих обязанностей по участию в общих расходах, товарищество собственников жилья в судебном порядке вправе потребовать принудительного возмещения обязательных платежей и взносов.

Таким образом, в силу вышеприведенных норм права собственники нежилых помещений многоквартирного дома обязаны нести расходы на содержание принадлежащих им помещений и оплату коммунальных услуг, а также участвовать в расходах на содержание и ремонт общего имущества многоквартирного дома и оплачивать коммунальные услуги, предоставленные на общедомовые нужды, наравне с собственниками жилых помещений этого дома.

В рассматриваемом деле спорное помещение – это нежилое помещение подземной автостоянки в многоквартирном доме, которое имеет тот же статус, что и любое другое нежилое помещение в многоквартирном доме. Это означает, что собственники парковки имеют статус собственников помещений в многоквартирном доме, следовательно, они обязаны оплачивать содержание и ремонт своего помещения и общего имущества соразмерно своей доле, а также коммунальные услуги.

При этом, то обстоятельство, что П. не является членом ТСЖ и каких-либо договоров на оказание коммунальных услуг с нею товариществом собственников жилья не заключалось, не освобождает ее от исполнения указанной обязанности, возложенной в силу закона.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в п.5 Постановления от 03.04.1998 г. № 10-П, отказ части домовладельцев от вступления в члены товарищества собственников жилья не освобождает их от участия в несении необходимых расходов, связанных с управлением кондоминиумом в целях его содержания и эксплуатации.

Постановление № 44г-29/2016

 

6. Уплата дополнительного тарифа является юридически значимым обстоятельством для назначения досрочной пенсии и включения в специальный стаж периодов работы.

 

Т. обратился в суд с иском к ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ о включении в стаж спорных периодов работы и понуждении к назначению досрочной трудовой пенсии по старости.

В обоснование исковых требований Т. указал, что решением пенсионного органа ему было отказано в назначении пенсии и не включен в стаж для назначения пенсии период работы в ООО «ТНВ-Строй»  в должности мастера строительно-монтажных работ, так как в выписке из лицевого счета застрахованного лица отсутствуют сведения об особых условиях труда.

Решением городского суда исковые требования Т. удовлетворены, в стаж для назначения досрочной пенсии по старости по Списку №2 включен период работы в качестве мастера строительно-монтажных работ в ООО, ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ суд обязал назначить Т. досрочную пенсию.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда решение городского суда оставлено без изменения.

Удовлетворяя заявленные требования Т. в части включения в специальный стаж спорного периода работы при отсутствии на индивидуальном лицевом счете застрахованного лица сведений об особых условиях труда, суды исходили из того, что данные обстоятельства не могут служить основанием для ограничения прав истца на пенсионное обеспечение, поскольку надлежащее ведение документов является обязанностью работодателя, а ненадлежащее выполнение работодателем своих обязанностей не может лишать истца права на включение оспариваемых периодов в его специальный стаж

Постановлением президиума Нижегородского областного суда вынесенные по делу судебные постановления отменены в связи  с существенным нарушением норм материального права.

Согласно п.3 ст.27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», подлежащего применению к правоотношениям сторон, периоды работы, предусмотренные п. п. 1 - 18 п. 1 настоящей статьи и имевшие место после 1 января 2013 года, засчитываются в стаж на соответствующих видах работ, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, при условии начисления и уплаты страхователем страховых взносов по соответствующим тарифам, установленным ст. 58.3 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования». При этом условия назначения трудовой пенсии по старости, установленные п.п.1-18 п.1 настоящей статьи, применяются в том случае, если класс условий труда на рабочих местах по работам, указанным в п.п.1-18 п.1 настоящей статьи, соответствовал вредному и (или) опасному классу условий труда, установленному по результатам специальной оценки условий труда.

В соответствии с пунктом 4 ст.15 Федерального закона от 28 декабря 2013 года № 421-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О специальной оценке условий труда» положения пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (в редакции настоящего Федерального закона) до установления на рабочих местах по работам, указанным в подпунктах 1 - 18 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», класса условий труда в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О специальной оценке условий труда», не препятствуют включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периодов занятости на рабочих местах на указанных работах (в том числе на рабочих местах, условия труда на которых по результатам аттестации рабочих мест по условиям труда, проведенной в соответствии с порядком, действовавшим до дня вступления в силу Федерального закона «О специальной оценке условий труда», признаны оптимальными или допустимыми) при условии начисления и уплаты страхователем страховых взносов по соответствующим тарифам, установленным статьей 58.3 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (в редакции настоящего Федерального закона).

Следовательно, если оценка условий труда еще не проведена и у работодателя есть только результаты аттестации рабочих мест, проведенной по ранее действовавшим правилам, предусмотрено переходное положение: такое положение дел не препятствует включению в стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости, периодов занятости на указанных рабочих местах при условии начисления и уплаты страхователем страховых взносов по соответствующим тарифам.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством для назначения досрочной пенсии и включения в специальный стаж периодов работы является, помимо указанных судами первой и апелляционной инстанций, и факт уплаты страхователем дополнительных тарифов страховых взносов, что прямо вытекает из пункта 3 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

 

Постановление № 44г-42/2016

Поделиться ссылкой на данный материал в социальных сетях

Submit to DeliciousSubmit to DiggSubmit to FacebookSubmit to Google BookmarksSubmit to StumbleuponSubmit to TechnoratiSubmit to TwitterSubmit to LinkedIn

Поиск по сайту