• ff1
  • ff2
  • ff3

Обзор судебной практики по Президиума Нижегородского областного суда за II квартал 2016 года

Утвержден

Президиумом Нижегородского областного суда

«___» ________________ 2016 г.

 

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ПРЕЗИДИУМА НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ВТОРОЙ КВАРТАЛ 2016 ГОДА

 

 

Обобщение проведено в соответствии с планом работы кассационной инстанции судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда за второй квартал 2016 года.

Целью обобщения является выявление ошибок, допущенных мировыми судьями, судьями районных (городских) судов г.Нижний Новгород и Нижегородской области, апелляционной инстанции Нижегородского областного суда при рассмотрении уголовных дел и материалов.

В ходе обобщения проанализированы постановления суда кассационной инстанции, вынесенные во 2-м квартале 2016 года, которыми отменялись или изменялись постановления и приговоры мировых судей, районных (городских) судов г.Нижний Новгород  и Нижегородской области, а также апелляционные определения (постановления) судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского  областного суда.

Допущенные при рассмотрении уголовных дел и материалов нарушения можно подразделить следующим образом:

-       нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела (рассмотрение уголовного дела незаконным составом суда; ссылки в приговоре и апелляционном определении на доказательства, которые не были исследованы судом; неверная квалификация преступлений и т.д.);

-       нарушение требований закона при назначении наказания осужденным.

 

I. Неправильное применение уголовного закона

 

Назначение наказания

 

1. По смыслу уголовного закона, если  в результате применения положений статьи 66 УК РФ срок или размер наказания, который может быть назначен осужденному, окажется менее строгим, чем низший предел наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ, то наказание назначается ниже низшего предела без ссылки на статью 64 УК РФ; также разрешается вопрос назначения наказания в случае совпадения верхнего предела наказания, которое может быть назначено осужденному в результате применения указанных норм, с низшим пределом наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

 

Несоблюдение пределов назначения наказания, установленных правилами ч.2 ст.66 УК РФ, повлекло изменение приговора Арзамасского городского суда Нижегородской области от 25 августа 2015 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 23 ноября 2015 года в отношении З.

Так, указанным приговором суда (с учетом изменений, внесенных апелляционным определением) З. осужден по ч.1 ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 1 марта 2012 года № 18-ФЗ), с применением ч.2 ст.66 УК РФ, к 10 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Согласно ч.2 ст.66 УК РФ, срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Судом установлено, что З. имеет малолетнего ребенка, не судим, так как прежние судимости у него погашены в установленном законом порядке. Вместе с тем, суд назначил З. наказание по ч.1 ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ в виде лишения свободы на срок 10 лет, являющееся максимальным за приготовление к совершению данного преступления с учетом правил ч.2 ст.66 УК РФ и одновременно совпадающим с низшим пределом лишения свободы, установленным санкцией данной нормы Особенной части УК РФ. Таким образом, наличие у осужденного малолетнего ребенка и отсутствие у него судимостей, признанные в приговоре смягчающими наказание обстоятельствами, фактически не учтены судом при определении наказания данному лицу.

Суд апелляционной инстанции соответствующую правовую оценку указанному обстоятельству также не дал и допущенную судом первой инстанции ошибку при назначении З. наказания не устранил.

Президиум Нижегородского областного суда изменил состоявшиеся в отношении З. судебные решения и смягчил назначенное ему наказание по ч.1 ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ до 9 лет 9 месяцев лишения свободы.

 

Постановление президиума от 6 апреля 2016 года

Дело № 44у-33 / 2016

 

Аналогичная правовая ситуация имела место при рассмотрении уголовного дела в отношении Е.

Так, приговором Арзамасского городского суда Нижегородской области от 10 июля 2015 года  (с учетом изменений, внесенных апелляционным определением от 30 сентября 2015 года) Е. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.30, п.п. «а», «б» ч.4 ст.162 УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы.

В соответствии со ст.70 УК РФ, по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к назначенному наказанию не отбытого наказания по приговору Сафоновского городского суда Смоленской области от 1 августа 2007 года, окончательно определено наказание Е. в виде 11 лет лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Вместе с тем, в соответствии с постановлением судьи Вязниковского районного суда Владимирской области от 7 февраля 2012 года и кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда от 25 апреля 2012 года, приговор Сафоновского городского суда Смоленской области от 1 августа 2007 года в отношении Е. был изменён и назначенное ему окончательное наказание смягчено с 18 лет 6 месяцев лишения свободы до 18 лет 3 месяцев лишения свободы.

Однако данное обстоятельство судом первой инстанции было оставлено без внимания, в связи с чем, Арзамасский городской суд Нижегородской области во вводной части приговора от 10 июля 2015 года указал о том, что Е. ранее судим по приговору Сафоновского городского суда Смоленской области от 1 августа 2007 года по п.п. «а», «г» ч.2 ст.161, п. «в» ч.2 ст.158, ч.2 ст.162, ч.4 ст.111, п. «в» ч.4 ст.162, ч.3 ст.162, ч.3 ст.30, п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ, с применением ч.3 ст.69 УК РФ, к 18 годам 6 месяцам лишения свободы.

Суд апелляционной инстанции, ревизируя приговор Арзамасского городского суда Нижегородской области от 10 июля 2015 года, хотя и указал во вводной части апелляционного определения от 30 сентября 2015 года на изменения, внесенные в приговор Сафоновского городского суда Смоленской области от 1 августа 2007 года постановлением судьи Вязниковского районного суда Владимирской области от 7 февраля 2012 года и кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда от 25 апреля 2012 года, однако окончательное наказание, назначенное Е. на основании ст.70 УК РФ, не снизил, не устранив тем самым допущенные судом первой инстанции нарушения уголовного закона.

При этом, как следует из материалов уголовного дела и содержания приговора Сафоновского городского суда Смоленской области от 1 августа 2007 года, срок отбытия наказания по которому у Е. начал исчисляться с 28 мая 2004 года, неотбытая часть наказания по указанному приговору на момент постановления приговора от 10 июля 2015 года составляла у осужденного 7 лет 1 месяц 18 дней лишения свободы (18 лет 3 месяца- 11 лет 1 месяц 12 дней).

Кроме того, как усматривается из обжалуемого приговора от 10 июля 2015 года, суд первой инстанции признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств: наличие у осужденного несовершеннолетнего ребенка и состояние здоровья Е.

При назначении наказания осужденному Е. суд сослался на применение положений ч.2 ст.66 УК РФ.

Согласно ч.2 ст.66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

Санкция ч.4 ст.162 УК РФ предусматривает наиболее строгое наказание в виде лишения свободы сроком от 8 до 15 лет.

С учетом положений ч.2 ст.66 УК РФ суд назначил осужденному Е. наказание по ч.1 ст.30, п.п. «а», «б» ч.4 ст.162 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 7 лет 6 месяцев, которое для него является максимальным наказанием.

Назначая такое наказание, суд фактически не учел иные, влияющие на наказание обстоятельства, в том числе установленные по делу и приведенные в приговоре смягчающие обстоятельства - состояние здоровья Е. и наличие у него несовершеннолетнего ребенка.

Президиум Нижегородского областного суда изменил судебные решения в отношении Е., во вводной части приговора указав на то, что Е. осужден приговором Сафоновского городского суда Смоленской области от 1 августа 2007 года с учётом изменений, внесённых кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 6 ноября 2007 года, постановлением судьи Вязниковского районного суда Владимирской области от 7 февраля 2012 года и кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда от 25 апреля 2012 года, по п.п.«а,г» ч.2 ст.161, п. «в» ч.2 ст.158, ч.2 ст.162, ч.3 ст.30, п. «г» ч.2 ст.161, ч.4 ст.111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), п. «в» ч.4 ст.162, ч.3 ст.162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года №162-ФЗ), с применением ч.3 ст.69 УК РФ, к 18 годам 3 месяцам лишения свободы без штрафа.

Также смягчил Е. наказание, назначенное ему с применением ч.2 ст.66, ч.2 ст.68 УК РФ по ч.1 ст.30, п.п. «а, б» ч.4 ст.162 УК РФ, до 7 лет 4 месяцев лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы.  На основании ст.70 УК РФ окончательно назначил Е. наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет 9 месяцев, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

 

Постановление президиума от 1 июня 2016 года

Дело № 44у-65 / 2016

 

 

2. В случае назначения наказания по правилам ч.5 ст.69 УК РФ преступление, совершенное до постановления предыдущего приговора, не образует рецидива преступлений.

 

Несоблюдение судом первой инстанции указанных положений уголовного закона и несправедливость назначенного наказания повлекли за собой изменение приговора Сокольского районного суда Нижегородской области от 1 октября 2014 года, которым П., ранее судимый, осужден по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, с применением ч.5 ст.62, ч.2 ст.68, ст.70 УК РФ, к 2 годам 9 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Приговор постановлен без проведения судебного разбирательства, в соответствии с требованиями главы 40 УПК РФ.

В апелляционном порядке приговор суда не обжалован.

Как усматривается из указанного судебного решения, суд установил в действиях П. особо опасный рецидив преступлений, признал данное обстоятельство, отягчающим его наказание, и назначил в связи с этим отбывание лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что П. совершил тяжкое преступление, являясь лицом, ранее дважды судимым за тяжкие преступления к реальному лишению свободы: по приговорам от 16 июня 2008 года и от 15 мая 2009 года.

Между тем, судом не учтено, что по приговору от 15 мая 2009 года П. осужден за преступление, предусмотренное п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), совершенное 25 февраля 2008 года, то есть до вынесения приговора Сокольского районного суда Нижегородской области от 16 июня 2008 года, и наказание по приговору от 15 мая 2009 года ему было назначено, в том числе и по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, в связи с чем, осуждение по указанным приговорам от 16 июня 2008 года и от 15 мая 2009 года следует учитывать, как одну судимость за совершение тяжкого преступления.

Неправильное установление в действиях П. вида рецидива преступлений повлекло неверное назначение вида исправительного учреждения осужденному.

Президиум приговор изменил, исключил указание на наличие в действиях П. особо опасного рецидива,  признал в его действиях наличие опасного рецидива преступлений; снизил наказание, назначенное за совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, с применением ч.5 ст.62, ч.2 ст.68 УК РФ, до 2 лет 5 месяцев лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы. В соответствии со ст.70 УК РФ  окончательное наказание назначил в виде лишения свободы на срок 2 года 8 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

 

Постановление президиума от 20 апреля 2016 года

Дело № 44у-47 / 2016

 

Аналогичные нарушения допущены при вынесении приговора Володарского районного суда Нижегородской области от 11 февраля 2015 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 21 июля 2015 года в отношении осужденного Б.

 

Постановление президиума от 25 мая 2016 года

Дело № 44у-59 / 2016

 

3. Исходя из положений ч.3 ст.60 УК РФ, при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. При этом, по смыслу закона, если наряду с обстоятельствами, указанными в ч.1 ст.62 УК РФ, суд установит наличие других смягчающих обстоятельств, наказание должно назначаться с учетом всех смягчающих обстоятельств.

 

Несоблюдение вышеуказанных требований уголовного закона повлекло изменение приговора Автозаводского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 5 марта 2015 года, которым Ш. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.5 ст.33, ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, с применением ч.1 ст.62, ч.2 ст.66 УК РФ, к 6 годам 8 месяцам лишения свободы, без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа, а также за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.229.1 УК РФ, с применением ч.1 ст.62 УК РФ, к 10 годам лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы. На основании ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено 11 лет лишения свободы, без дополнительных видов наказания, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Как следует из приговора, в качестве смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, судом по делу признана явка с повинной, при этом отягчающих обстоятельств не установлено, в связи с чем, судом при назначении осужденному Ш. наказания применены правила ч.1 ст.62 УК РФ.

Кроме того, поскольку преступление, предусмотренное ч.5 ст.33, ч.1 ст.30, п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, является неоконченным, суд также обоснованно применил положения ч.2 ст.66 УК РФ.

Вместе с тем, кроме явки в повинной, судом в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Ш., признано наличие у него малолетнего ребенка, активное способствование расследованию преступлений, совершение преступления в силу тяжелых жизненных обстоятельств, а также полное признание вины и раскаяние в содеянном.

Таким образом, судом не учтено, что наказание в виде 6 лет 8 месяцев лишения свободы, назначенное осужденному Ш. за совершение преступления, предусмотренного ч.5 ст.33, ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, по своему размеру является максимально возможным, то есть назначено фактически без учета иных смягчающих обстоятельств, не относящихся к основанию применения судом положений п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, ч.1 ст.62 и ч.2 ст.66 УК РФ.

Президиум, руководствуясь требованиями ст.ст.6, 43, 60 УК РФ, пришел к выводу об изменении приговора в отношении Ш. и снизил наказание, назначенное за совершение преступления, предусмотренного ч.5 ст.33, ч.1 ст.30, п.«г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, с применением ч.1 ст.62, ч.2 ст.66 УК РФ, до 6 лет 5 месяцев лишения свободы, без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа. На основании ч.3 ст.69 УК РФ, окончательно определил 10 лет 9 месяцев лишения свободы, без дополнительных видов наказания, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

 

Постановление президиума от 11 мая 2016 года

Дело № 44у-48 / 2016

 

Аналогичная правовая ситуация имела место и при рассмотрении уголовного дела в отношении К., который приговором Воскресенского районного суда Нижегородской области от 10 июля 2014 года был признан виновным и осужден по ч.4 ст. 111 УК РФ к 7 годам 7 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Как следует из материалов уголовного дела, при назначении К. наказания суд в соответствии с п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ принял в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, явку с повинной, а также признание вины, раскаяние в содеянном и его семейное положение. Вместе с тем в соответствии с п.«и» ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельством, смягчающим наказание, наряду с явкой с повинной, признается активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления.

По смыслу закона, активное способствование раскрытию и расследованию преступления состоит в инициативных действиях виновного, направленных на сотрудничество с органами следствия в условиях, когда он предоставляет указанным органам значимую информацию, в том числе и ранее им неизвестную, дает правдивые и полные показания об обстоятельствах произошедшего, своей роли в содеянном, участвует в производстве следственных действий, направленных на закрепление и подтверждение ранее полученных сведений, позволяющих изобличить лиц, причастных к совершенному преступлению.

Как установлено материалами дела, К., будучи задержанным после совершения преступления против М., на начальном этапе следствия, еще до предъявления обвинения, в явке с повинной заявил о признании своей вины в содеянном и стал активно сотрудничать с органом предварительного расследования.

При допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также при проверке показаний на месте К. вину признал в полном объеме и раскаялся в содеянном, при этом подробно и в деталях рассказал не только о своих преступных действиях, но и дал изобличающие показания в отношении другого соучастника преступления - Л., показал на месте, каким образом совершалось преступление, чем активно содействовал его расследованию и способствовал установлению истины по делу, а также формированию в дальнейшем обвинения, максимально учитывающего конкретные обстоятельства совершенного преступного деяния.

Таким образом, перечисленные обстоятельства по настоящему уголовному делу объективно свидетельствуют о том, что К. еще до предъявления ему обвинения активно сотрудничал с органом предварительного следствия.

Указанные данные, свидетельствующие о позитивном постпреступном поведении К. в форме его сотрудничества со следствием, не были приняты во внимание судом при назначении осужденному наказания, тогда как активное способствование раскрытию и расследованию преступления предусмотрено п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ в качестве самостоятельного обстоятельства, безусловно подлежащего учету в качестве смягчающего наказание.

На основании изложенного, президиум изменил приговор в отношении К.,  признал смягчающим наказание К. обстоятельством в соответствии с п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ - активное способствование раскрытию и расследованию преступления, и смягчил назначенное К. наказание за совершение преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, до 7 лет 4 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Постановление президиума от 1 июня 2016 года

Дело № 44у-62 / 2016

 

Аналогичные нарушения закона допущены также при рассмотрении уголовного дела в отношении Н.

Как следует из приговора Автозаводского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 31 октября 2014 года, Н. осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, ч.3 ст.229.1, ч.5 ст.33, ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Санкция ч.3 ст.229.1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от десяти до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового; санкция ч.4 ст.228.1 УК РФ - на срок от десяти до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

В соответствии с ч. 1 ст. 62 УК РФ, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

По делу в качестве смягчающего наказание Н. обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, судом признано активное способствование расследованию обоих преступлений.

Кроме того, поскольку данные преступления являются неоконченными, суд руководствовался положениями ч.ч.2, 3 ст.66 УК РФ.

С учетом положений ч.1 ст.62 УК РФ и ч.ч.2, 3 ст.66 УК РФ осужденному могло быть назначено максимальное наказание за преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, ч.3 ст.229.1 УК РФ, в виде лишения свободы на срок 10 лет, а за преступление, предусмотренное ч.5 ст.33, ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, - 6 лет 8 месяцев лишения свободы.

Вместе с тем, из приговора следует, что в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ смягчающими наказание Н. обстоятельствами, кроме активного способствования расследованию обоих преступлений, суд признал полное признание вины, раскаяние в содеянном, состояние здоровья осужденного.

Таким образом, с учетом вышеуказанных положений Уголовного кодекса РФ наказание, назначенное осужденному Н. в виде лишения свободы на срок 10 лет за преступление, предусмотренное ч.3 ст.30, ч.3 ст.229. 1 УК РФ, и 6 лет 8 месяцев лишения свободы за преступление, предусмотренное ч.5 ст.33, ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, является по своему размеру максимально возможным, что свидетельствует о том, что судом фактически не учтены иные обстоятельства, смягчающие наказание, признанные судом в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ.

Президиум приговор в отношении Н. изменил, смягчил наказание:

- за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.3 ст.229.1 УК РФ, до 9 лет 9 месяцев лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы;

- за совершение преступления, предусмотренного ч.5 ст.33, ч.1 ст.30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ, до 6 лет 5 месяцев лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа; на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначил Н. наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет 9 месяцев, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановление президиума от 29 июня 2016 года

Дело № 44у-80/ 2016

 

4. Согласно ч. 5 ст. 50 УК РФ, исправительные работы не назначаются лицам, признанным инвалидами первой группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на воинских должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву.

 

Отступление суда от  установленного ч. 5 ст. 50 УК РФ правила привело к изменению приговора Саровского городского суда Нижегородской области от 19 ноября 2015 года, которым К. осуждена по ч.1 ст.228 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ на срок 9 месяцев с удержанием 5% заработной платы в доход государства, с отбыванием наказания осужденной, не имеющей основного места работы, в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией, но в районе места жительства осужденной.

Как следует из материалов уголовного дела, К. имеет дочь в возрасте до трех лет. При этом в отношении дочери на момент постановления приговора К. не была лишена родительских прав, а наличие на иждивении малолетнего ребенка учтено судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Вместе с тем, суд первой инстанции, признав К. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, пришел к выводу об отсутствии установленных ч. 5 ст. 50 УК РФ препятствий для назначения наказания в виде исправительных работ и осудил ее к 9 месяцам исправительных работ с удержанием из заработка 5% в доход государства.

Президиум Нижегородского областного суда данный приговор изменил и смягчил назначенное К. наказание с 9 месяцев исправительных работ до штрафа в размере 5000 (пяти тысяч) рублей.

 

Постановление президиума от 11 мая 2016 года

Дело № 44у-52 / 2016

 

5. По смыслу закона, исходя из положений ч.1 ст.53 УК РФ, в приговоре осужденному к наказанию в виде ограничения свободы должны быть обязательно установлены: ограничение на изменение места жительства или пребывания и ограничение на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия уголовно-исполнительной инспекции.

Также в соответствии с ч.1 ст.62 УК РФ, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

При этом, по смыслу закона, под наиболее строгим видом наказания в статьях 62, 65, 66, 68 УК РФ следует понимать тот из перечисленных в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим, исходя из положений статьи 44 УК РФ. Кроме того, не имеет значения, может ли данный вид наказания быть назначен виновному с учетом положений Общей части УК РФ, в том числе и в случае, предусмотренном ч.1 ст.56 УК РФ.

Тем самым, правила статей 62, 65, 66 и 68 УК РФ не распространяются на случаи назначения менее строгого вида наказания, указанного в санкции статьи Особенной части УК РФ, за совершенное преступление и дополнительного наказания.

 

Указанные существенные нарушения уголовного закона, повлиявшие на исход дела, послужили причиной отмены апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 18 ноября 2015 года в отношении осужденной Н.

Так, приговором Городецкого городского суда Нижегородской области от 21 сентября 2015 года Н. осуждена за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.327 УК РФ, с применением ч.1 и ч.5 ст.62 УК РФ, к  наказанию в виде ограничения свободы на срок 1 год.

В соответствии со ст.53 УК РФ для осужденной установлены следующие ограничения: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; не выезжать за пределы Городецкого района Нижегородской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Постановлено также возложить на осужденную Н. обязанность - являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, 1 раз в месяц для регистрации.

Уголовное дело в отношении Н. рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения, согласно положениям главы 40 УПК РФ.

Апелляционным постановлением Нижегородского областного суда от 18 ноября 2015 года приговор Городецкого городского суда Нижегородской области от 21 сентября 2015 года в отношении Н. изменен: наказание, назначенное Н. по ч.1 ст.327 УК РФ, с применением ч.1 и ч.5 ст.62 УК РФ, смягчено до 10 месяцев ограничения свободы; исключено ограничение на выезд за пределы Городецкого района Нижегородской области без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. В остальной части приговор в отношении Н. оставлен без изменения.

По смыслу закона, исходя из положений ч.1 ст.53 УК РФ, в приговоре осужденному к наказанию в виде ограничения свободы должны быть обязательно установлены: ограничение на изменение места жительства или пребывания и ограничение на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия уголовно-исполнительной инспекции.

В соответствии со статьей 1 Закона Нижегородской области от 15 июня 2004 года № 59-3 (в редакции от 8 мая 2015 года) «О наделении муниципальных образований- районов Нижегородской области статусом муниципального района» муниципальное образование- Городецкий район области наделен в существующих границах статусом муниципального района.

Кроме того, решая вопрос о смягчении осужденной наказания, суд апелляционной инстанции указал о том, что суд первой инстанции не применил правила ч.1 ст.62 УК РФ, что не соответствует требованиям ст.ст.60, 61 УК РФ, так как Н. признана виновной в совершении преступления небольшой тяжести и при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, ей не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы, ареста и принудительных работ. При этом апелляционный суд констатировал, что наиболее строгим видом наказания, которое могло быть назначено Н., является наказание в виде ограничения свободы.

Вместе с тем, в соответствии с ч.1 ст.62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

По смыслу закона, под наиболее строгим видом наказания в статьях 62, 65, 66, 68 УК РФ следует понимать тот из перечисленных в санкции статьи вид наказания, который является наиболее строгим, исходя из положений статьи 44 УК РФ. При этом не имеет значения, может ли данный вид наказания быть назначен виновному с учетом положений Общей части УК РФ, в том числе и в случае, предусмотренном ч.1 ст.56 УК РФ.

Тем самым, правила статей 62, 65, 66 и 68 УК РФ не распространяются на случаи назначения менее строгого вида наказания, указанного в санкции статьи Особенной части УК РФ, за совершенное преступление и дополнительного наказания.

Таким образом, применив при назначении Н. наказания по ч.1 ст.327 УК РФ положения ч.1 ст.62 УК РФ, суд апелляционной инстанции нарушил нормы материального права.

Президиум апелляционное постановление Нижегородского областного суда от 18 ноября 2015 года отменил с направлением уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение в Нижегородский областной суд в ином составе суда.

 

Постановление президиума от 11 мая 2016 года

Дело № 44у-53 / 2016

 

6. К сведениям о личности, которые подлежат учету при назначении наказания, относятся характеризующие виновного сведения, которыми располагает суд при вынесении приговора. К таковым могут, в частности, относиться данные о семейном и имущественном положении совершившего преступление лица, состоянии его здоровья, поведении в быту, наличии у него на иждивении несовершеннолетних детей, иных нетрудоспособных лиц (супруги, родителей, других близких родственников).

 

Приговором Кстовского городского суда Нижегородской области от 10 февраля 2016 года, постановленным в особом порядке принятия судебного решения в соответствии с гл.40 УПК РФ, М., ранее судимый, осужден по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы.

В соответствии со ст.70 УК РФ окончательное наказание определено в виде 3 лет лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В апелляционном порядке приговор суда не обжалован.

Так, из приговора от 10 февраля 2016 года следует, что суд первой инстанции при назначении осужденному М. наказания учел в качестве смягчающих обстоятельств - полное признание вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, закреплению доказательств по делу, явку с повинной, наличие малолетнего ребенка.

Вместе с тем, в материалах уголовного дела имеется справка о наличии у М. заболевания -<…>.

Также, согласно имеющейся в материалах уголовного дела справки из медицинской части ФКУЗ МСЧ-52 (от 8 февраля 2016 года), М. находился на диспансерном наблюдении в указанной медицинской части с диагнозом:<…>.

Кроме того, в судебном заседании подсудимый М. заявил суду о том, что страдает хроническим заболеванием -<…>, стороной защиты - адвокатом З., было заявлено ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела, в том числе справки о состоянии здоровья М., которое судом было удовлетворено, справка о состоянии здоровья подсудимого была приобщена к материалам дела и предоставлена сторонам для обозрения.

Однако данное обстоятельство в качестве смягчающего наказание в приговоре не приведено и какого-либо суждения о неприменении в качестве такового судом не дано.

Указанное обстоятельство не отнесено законодателем к перечню обстоятельств, безусловно принимаемых в качестве смягчающих наказание, предусмотренных ч.1 ст.61 УК РФ, а признание данного факта в силу ч.2 ст.61 УК РФ, как основания для смягчения наказания либо не признание его таковым, реализуется судом исходя из всех обстоятельств дела, с приведением обоснованного суждения в этой части.

Президиум приговор в отношении М. изменил, признал на основании ч.2 ст.61 УК РФ смягчающим наказание обстоятельством- состояние здоровья осужденного М., и снизил ему наказание, назначенное за совершение преступления, предусмотренного п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ, до 2 лет 5 месяцев лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы. На основании ст.70 УК РФ, окончательное наказание определил М. в виде 2 лет 10 месяцев лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

 

Постановление президиума от 15 июня 2016 года

Дело № 44у-74 / 2016

 

7. В соответствии с ч.2 ст.69 УК РФ, если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний.

 

Приговором Сормовского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 13 ноября 2015 года с учетом изменений, внесенных апелляционным определением Нижегородского областного суда от 1 февраля 2016 года,  Б. осужден по ч.1 ст.158, ч.3 ст.30, ч.1 ст.158, ч.3 ст.30, ч.2 ст.228 УК РФ, с применением ч.3 ст.66, ч.2 ст.68 УК РФ и ч.3 ст.69 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы на срок 3 года 10 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Поскольку с учетом внесенных в приговор изменений Б. осужден за преступления небольшой тяжести и за покушение на тяжкое преступление, то при назначении ему наказания по совокупности преступлений подлежала применению ч.2 ст.69 УК РФ, в то время как суд апелляционной инстанции определил окончательное наказание с применением ч.3 указанной статьи, предусматривающей более строгие правила назначения наказания по совокупности преступлений.

Президиум Нижегородского областного суда судебные решения, вынесенные  в отношении Б., изменил и назначил ему наказание на основании ч.2 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст.158, ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 и ч.3 ст.30, ч.2 ст.228 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, в виде  3 лет 7 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

 Постановление президиума от 22 июня 2016 года

Дело № 44у-76 / 2016

 

8. Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, содержащийся в ст.63 УК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

 

Приговором Городецкого городского суда Нижегородской области от 30 января 2015 года В. и Г. осуждены по ч.4 ст.111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ), к 9 годам 10 месяцам лишения свободы без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима (каждый).

Как следует из приговора, суд первой инстанции при назначении В. и Г. наказания за совершенное ими преступление, наряду с характером и степенью общественной опасности преступного деяния, данными об их личностях, принял во внимание мнение потерпевшего о применении к виновным в лишении жизни его брата лицам строгого наказания, то есть фактически учел его в качестве фактора, усиливающего наказание.

Данное нарушение уголовного закона предопределило несправедливость избранного наказания, поскольку повлекло его чрезмерную суровость, и, следовательно, повлияло на исход дела.

Президиум указанные выше судебные решения изменил и соразмерно смягчил наказание, избранное В. и Г. по преступлению, предусмотренному ч.4 ст.111 УК РФ: исключил из описательно-мотивировочной части приговора указание на учет при назначении наказания мнения потерпевшего К., настаивавшего на строгом наказании В. и Г.; смягчил назначенное осужденным- В. и Г., наказание до 9 лет 7 месяцев лишения свободы без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима (каждому).

Постановление президиума от 29 июня 2016 года

Дело № 44у-81/ 2016

9. При разрешении вопроса о назначении наказания в соответствии с частью 5 статьи 69 УК РФ лицу, совершившему другое преступление до вынесения приговора по первому делу, суд применяет общие правила назначения наказания по совокупности преступлений. При этом окончательное наказание, назначаемое путем частичного или полного сложения, должно быть строже наиболее строгого из наказаний, назначенных за входящие в совокупность преступления.

Данное нарушение уголовного закона послужило основанием к отмене апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 8 февраля 2016 года, вынесенного в отношении К.

Согласно приговору Арзамасского городского суда Нижегородской области от 10 декабря 2015 года тот осужден по п. «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года № 227-ФЗ) к 2 годам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, окончательно назначено К. 4 года лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Апелляционным постановлением Нижегородского областного суда Нижегородской области от 8 февраля 2016 года приговор изменен:

- действия К. переквалифицированы с п. «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ на ч. 1 ст. 112 УК РФ, по которой назначено наказание в виде 1 года лишения свободы;

- на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Арзамасского городского суда Нижегородской области от 23 марта 2015 года, окончательно назначено К. 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Однако, назначая наказание по ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначенных апелляционным постановлением (1 год лишения свободы) и приговором Арзамасского городского суда Нижегородской области от 23 марта 2015 года (3 года 6 месяцев лишения свободы), суд апелляционной инстанции назначил окончательное наказание К. в виде 3 лет лишения свободы, то есть меньше, чем наказание по приговору от 23 марта 2015 года, тем самым, допустил нарушение уголовного закона.

Президиум апелляционное постановление Нижегородского областного суда от 8 февраля 2016 года отменил с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по уголовным делам Нижегородского областного суда в ином составе суда.

 

Постановление президиума от 1 июня 2016 года

Дело № 44у-61 / 2016

Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

 

1. В силу требований п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекло два года.

 

Нарушение данного требования закона послужило основанием для изменения приговора Советского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 2 декабря 2014 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 29 апреля 2015 года, в соответствии с которыми  Я.  осужден по ч.2 ст.228 и ч.1 ст.228 УК РФ.

Согласно ч.2 ст.15 УК РФ преступление, предусмотренное ч.1 ст.228 УК РФ, за которое осужден Я., относится к категории преступлений небольшой тяжести.

При этом данное преступление совершено осужденным 15 апреля 2013 года. Следовательно, срок давности привлечения осужденного к уголовной ответственности по указанному эпизоду истек 14 апреля 2015 года.

Таким образом, на момент рассмотрения дела судом апелляционной инстанции 29 апреля 2015 года срок давности привлечения Я. к уголовной ответственности по указанному эпизоду по ч. 1 ст. 228 УК РФ истек. Сведений о приостановлении его течения в материалах уголовного дела не имелось.

Президиум Нижегородского областного суда изменил состоявшиеся в  отношении Я. судебные решения: освободил Я. от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 228 УК РФ, на основании п.«а» ч.1 ст.78 УК РФ, п.3 ч.1 ст.24, ч.8 ст.302 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования; исключил указание на назначение Я. наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Постановление президиума от 13 апреля 2016 года.

Дело № 44у-31 /2016

 

 Квалификация преступлений

 

1. По смыслу ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление может быть признано совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в совершении преступления совместно участвовали два и более исполнителя, которые в силу ст. 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное.

 

Постановлением судьи Уренского районного суда Нижегородской области от 14 июля 2014 года Л. освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, содержащего признаки преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ.

Как следует из описательно-мотивировочной части данного постановления, Л. 20 марта 2014 года, действуя по предварительному сговору группой лиц с другим лицом, умышленно из корыстных побуждений, открыто похитил товар из помещения магазина «Валерия», расположенного по адресу: Нижегородская область, Уренский район, <…>, на общую сумму 1168 рублей 50 копеек.

Согласно заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов №731 от 25 апреля 2014 года у Л. выявлены признаки психического расстройства в форме шизофрении параноидной формы, ближе к непрерывному типу течения, с эмоционально-волевыми расстройствами на органически неполноценном фоне. Комиссия экспертов пришла к выводу, что степень выраженности изменений такова, что лишает Л. способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период совершения инкриминируемых ему действий он обнаруживал признаки вышеуказанного психического расстройства, поэтому не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время он также не может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими и нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Полно и всесторонне исследовав фактические обстоятельства уголовного дела, а также выводы судебно-психиатрической комиссии экспертов, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что грабеж был совершен лицом, признанным в установленном порядке невменяемым в связи с психическим заболеванием, то есть в силу ст. 19 УК РФ лицом, не являющимся субъектом преступления, и на основании ч. 1 ст. 21 УК РФ обоснованно освободил Л. от уголовной ответственности за совершенное им общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, с назначением ему принудительной меры медицинского характера в виде помещения в психиатрический стационар общего типа.

Исходя из смысла закона, совершение преступления лишь одним лицом, осознающим общественную опасность своих действий (бездействия), предвидящим возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, желающим их наступления, когда второе лицо в силу психического заболевания не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, ни соучастия, ни соисполнительства, тем более с предварительной договоренностью между указанными лицами о совместном совершении преступления, объективно не образует.

Следовательно, Л., признанный судом в соответствии с ч.1 ст.21 УК РФ лицом, не подлежащим уголовной ответственности, который во время совершения общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом, находился в состоянии невменяемости, то есть не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими вследствие психического расстройства, в связи с чем, не может являться ни исполнителем, ни соучастником умышленного преступления группой лиц по предварительному сговору.

Президиум постановление от 14 июля 2014 года изменил, исключил указание суда о совершении Л. общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, группой лиц по предварительному сговору, и постановил считать Л. совершившим общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, предусмотренное ч.1 ст. 161 УК РФ.

Постановление президиума от 20 апреля 2016 года

Дело № 44у-45 / 2016

 

2. По смыслу ч.3 ст.35 УК РФ организованная группа представляет собой разновидность соучастия с предварительным соглашением, которая характеризуется высокой степенью устойчивости, что предполагает наличие постоянных связей между членами группы и специфических методов их деятельности по подготовке и реализации преступлений. Функционирование организованной группы связано с распределением ролей. Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать подчинение ее участников групповой дисциплине, стабильность ее состава и организационных структур, сплоченность ее членов, постоянство форм и методов преступной деятельности, узкая преступная специализация соучастников.

Наличие в той или иной мере указанных признаков в инкриминируемом деянии предопределяет вывод о совершении преступления организованной группой как в отношении всех соучастников в целом, так и в отношении каждого из них. Вместе с тем, отсутствие указанных свойств у одного из двух соучастников исключает возможность квалификации содеянного по признаку организованной группы, как в отношении данного лица, так и второго соучастника.

 

Нарушение данной нормы закона послужило основанием для изменения приговора Богородского городского суда Нижегородской области от 29 декабря 2008 года, которым Е. осуждена по ч.4 ст.159 УК РФ (5 эпизодов) к 5 годам лишения свободы без штрафа, за каждое преступление. На основании ч.3 ст.69 УК РФ окончательно назначено наказание осужденной в виде лишения свободы на срок 5 лет 2 месяца без штрафа, с предоставлением отсрочки исполнения приговора до достижения её детьми четырнадцатилетнего возраста.

Данным приговором осуждены также: С., И., Б. и Бер.

Как следует из представленных материалов, все преступления (5 эпизодов) осужденной Е. были совершены совместно со С., осужденной тем же приговором Богородского городского суда Нижегородской области от 29 декабря 2008 года.

Вместе с тем, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 14 апреля 2009 года указанный приговор в отношении С. изменен: из осуждения С. исключен квалифицирующий признак мошенничества - «совершение организованной группой», действия С. по 24 эпизодам мошенничества (5 из которых совершены совместно с осужденной Е.) переквалифицированы с ч.4 ст.159 УК РФ на ч.2 ст.159 УК РФ с констатацией в содеянном квалифицирующего признака- «группой лиц по предварительному сговору», и соразмерным снижением срока наказания, как за каждое из совершенных преступлений, так и по их совокупности.

В отношении осужденной Е. законность и обоснованность приговора вышестоящей судебной инстанцией не проверялись.

В соответствии со ст.90 УПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

Исходя из изложенного, президиум пришел к выводу о необходимости переквалифицировать действия Е. по каждому из 5 преступлений с ч.4 ст.159 УК РФ на ч.2 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 7 марта 2011 года) и назначить ей наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года без ограничения свободы, за каждое преступление; на основании ч.2 ст.69 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ) по совокупности пяти преступлений, предусмотренных ч.2 ст.159 УК РФ (в редакции Федерального закона №26-ФЗ от 7 марта 2011 года), путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Е. наказание в виде лишения свободы на срок 3 года без ограничения свободы.

Постановление президиума от 27 апреля 2016 года

Дело № 44у-50 / 2016

 

Аналогичная правовая ситуация имела место также при рассмотрении уголовного дела в отношении В.

Приговором Автозаводского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 24 октября 2013 года В. осужден по п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ (17 преступлений), п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ, с применением ч.2 ст.62, ч.3 ст.69 УК РФ, к 4 годам  9 месяцам лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Как видно из материалов уголовного дела, принимая решение о постановлении в отношении В. приговора в порядке особого судопроизводства, суд надлежащим образом не убедился в обоснованности предъявленного органом следствия обвинения по п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ и не обеспечил должной проверки соблюдения предварительным следствием требований главы 23 УПК РФ при формировании и предъявлении обвинения В., чем нарушил уголовно-процессуальный закон, что повлияло на постановление законного и справедливого приговора.

Вместе с тем, после вступления данного приговора в законную силу Автозаводским районным судом г.Нижний Новгород Нижегородской области 7 октября 2015 года в общем порядке с исследованием доказательств было рассмотрено основное уголовное дело в отношении С. и К., из которого выделялось уголовное дело в отношении В. в рамках общего для этих лиц обвинения по п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ.

По приговору Автозаводского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 7 октября 2015 года С. был признан виновным и осужден за совершение одиннадцати преступлений, предусмотренных п. «в» ч.3 ст.158 УК РФ; за совершение восьми преступлений, предусмотренных п.п. «а,в» ч.2 ст.158 УК РФ. К. признан виновным и осужден за совершение пяти преступлений, предусмотренных п. «в» ч.3 ст.158 УК РФ, также за совершение преступления, предусмотренного п.п. «а,в» ч.2 ст.158 УК РФ.

То есть вступившим в законную силу приговором Автозаводского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 24 октября 2013 года установлено наличие организованной группы, в которой состоял В., а согласно вступившему в законную силу приговору Автозаводского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 7 октября 2015 года по обвинению, взаимосвязанному с обвинением В., квалифицирующий признак- совершение преступления организованной группой, предусмотренный п. «а» ч.4 ст.158 УК РФ, в действиях С. и К. своего подтверждения не нашел и был исключен из объема обвинения в отношении указанных соучастников преступлений.

Президиум приговор от 24 октября 2013 года в отношении В. отменил с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

Постановление президиума от 25 мая 2016 года

Дело № 44у-58 / 2016

 

3. Согласно закрепленному в ст.79 УК РФ положению, лицо, освобожденное условно-­досрочно из исправительного учреждения, по своему статусу является не отбывшим наказание, избранное ему приговором в виде лишения свободы.  Согласно правовой позиции, закрепленной в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года № 22 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об административном надзоре», и требованиям ст.3 Федерального закона от 6 апреля 2011 года № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы», административный надзор может быть установлен только в отношении лица, полностью отбывшего наказание, назначенное ему по приговору. В отношении лиц, освобожденных условно-досрочно, до истечения оставшейся неотбытой части наказания административный надзор не устанавливается. Временные ограничения прав и свобод лица, освобожденного из мест лишения свободы условно-досрочно, определяются судом в порядке статей 79 и 73 УК РФ, при этом суд вправе возложить на это лицо любые обязанности, способствующие его исправлению.

 

Приговором Сормовского районного суда города Нижний Новгород Нижегородской области от 28 мая 2014 года П., ранее судимый, осужден по п. «а» ч.3 ст.158, п. «а» ч. 3 ст. 158,  п. «в» ч. 2 ст. 158, ст. 314.1, п. «а» ч. 3 ст. 158, п.п. «в, г» ч. 2 ст. 161,  п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ч.3 ст. 69,  ч. 7 ст. 79,  70 УК РФ, к  3 годам 3 месяцам лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Приговор, в соответствии с требованиями главы 40 УПК РФ, постановлен без проведения судебного разбирательства.

Постановлением судьи Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 28 марта 2013 года П. освобожден условно-досрочно на неотбытый срок 9 месяцев 11 дней. И в этот же день решением этого же суда удовлетворено заявление администрации ФКУ ИК-15 ГУФСИН России по Нижегородской области об установлении административного надзора в отношении осужденного П. сроком на 6 лет со дня постановки на учет в органах внутренних дел по избранному месту жительства, с вменением осужденному запретов и обязанностей. На период административного надзора в отношении осужденного П. установлены административные ограничения:

- запрещено посещение и пребывание в местах, торгующих в розлив спиртными напитками (барах, кафе, ресторанах, ночных клубах, дискотеках);

- запрещено пребывание вне жилого или иного помещения, являющегося местом жительства либо пребывания поднадзорного лица, в ночное время суток с 22 часов вечера до 6 часов утра следующего дня, за исключением времени пребывания на работе и исполнения трудовых обязанностей;

- возложена обязанность являться на регистрацию в отдел внутренних дел по месту жительства или пребывания 2 раза в месяц.

По приговору Сормовского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 28 мая 2014 года П. наряду с обвинением в грабеже и ряде хищений чужого имущества путем краж обвинялся еще и в том, что будучи условно-досрочно освобожденным из ФКУ ИК-15 ГУФСИН России по Нижегородской области до истечения оставшейся неотбытой части наказания, назначенного приговором Московского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 10 сентября 2010 года, на неотбытый срок 9 месяцев 11 дней, и предупрежденным об уголовной ответственности за уклонение от административного надзора, за неисполнение обязанности после освобождения из мест лишения свободы являться два раза в месяц на регистрацию в орган внутренних дел по месту жительства, в нарушение возложенной судом обязанности, умышленно, без уважительной причины, в период с 17 февраля 2014 года по 16 марта 2014 года на регистрацию в орган внутренних дел по месту жительства не являлся, пока не был задержан сотрудниками полиции, то есть до момента его задержания, умышленно уклонился от административного надзора, тем самым совершил преступление, предусмотренное ст.314.1 УК РФ.

Исходя из приведенных выше норм закона, П., освобожденный условно-досрочно из мест лишения свободы в порядке ст. 79 УК РФ, до истечения оставшейся неотбытой части наказания по своему правовому статусу не являлся лицом, отбывшим уголовное наказание в виде лишения свободы, а у Краснобаковского районного суда Нижегородской области, согласившегося 28 марта 2013 года с заявлением администрации ФКУ ИК-15 ГУФСИН России по Нижегородской области об административном надзоре в отношении П., отсутствовали правовые основания для установления в отношении последнего соответствующих правоограничений в порядке, регламентированном положениями Федерального закона от 6 апреля 2011 года №64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы».

Президиум приговор от 28 мая 2014 года в отношении П. в части осуждения по ст. 314.1 УК РФ отменил, производство по делу в этой части прекратил за отсутствием в деянии состава преступления. Этот же приговор изменил, на основании ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «в,г» ч.2 ст.161, п. «а» ч.3 ст.158, п. «а» ч.3 ст.158, п. «а» ч.3 ст.158, п. «а» ч.3 ст.158, п. «а» ч.3 ст.158, п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ, назначил П. 2 года 10 месяцев лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ,  окончательно назначил П. 3 года 1 месяц лишения свободы.

 

Постановление президиума от 22 июня 2016 года

Дело № 44у-77 / 2016

 

II. Неправильное применение уголовно-процессуального закона

 

1. Согласно ч.1 ст.237 УПК РФ уголовное дело возвращается прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение составлено с нарушениями требований УПК РФ, которое не может быть устранено судом самостоятельно и исключает возможность постановления судебного решения на основе данного заключения.

 

Ненадлежащее выполнение данного требования уголовно-процессуального закона послужило причиной отмены приговора Московского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 10 апреля 2015 года и апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 3 ноября 2015 года в отношении А.

Так, указанным приговором суда А.  осужден по ч.1 ст.222, ч.1 ст.223 УК РФ с применением  ч.2 ст.69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа; на основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Апелляционным постановлением Нижегородского областного суда от 3 ноября 2015 года указанный приговор от 10 апреля 2015 года отменен и уголовное дело в отношении А. возвращено прокурору Московского района г.Нижний Новгород для устранения препятствий его рассмотрения судом, с возложением данной обязанности на прокурора.

Принимая решение об отмене обвинительного приговора и возвращении уголовного дела прокурору для производства дознания в целях составления нового обвинительного акта суд апелляционной инстанции указал о том, что имеющийся обвинительный акт составлен с нарушением требований УПК Российской Федерации, а сформулированное в нем обвинение – является неопределенным и не позволяющим обвиняемому реализовать свое право на защиту, так как из данного акта следует, что совершение действий по незаконной переделке огнестрельного оружия вменено дважды (при описании преступного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 223 УК РФ, и при описании преступного деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК Российской Федерации), и, кроме того, действия по незаконному ношению оружия вменены при описании преступного деяния, квалифицированного исключительно как незаконное хранение оружия.

Из материалов настоящего дела усматривается, что обвинительный акт в соответствии со ст. 225 УПК РФ содержит все необходимые реквизиты и сведения, в том числе о существе обвинения, месте, времени, способе совершения преступления, его последствиях, форме вины и иных обстоятельствах, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, позволяющие суду при исследовании доказательств, проверить их и оценить.

Предъявленное А. обвинение конкретизировано по каждому эпизоду обвинения, последовательность его действий указана с учетом формирования умысла, направленного вначале на переделку огнестрельного оружия, а затем на хранение этого же оружия.

По ч.1 ст.223 УК РФ А. инкриминирована переделка гладкоствольного охотничьего ружья в обрез с целью облегчения его последующего ношения и хранения, которые на этом этапе реализации преступного замысла носили характер ожидаемого (предвосхищаемого) результата переделки ружья. Впоследствии, как следует из описания инкриминируемого деяния, А., продолжая реализацию своего намерения, спрятал обрез с патронами при себе и пешком из гаража добрался до места своего жительства, где незаконно хранил обрез до изъятия его сотрудниками полиции. Действия А. в этой части органами дознания квалифицированы по ч.1 ст.222 УК РФ, как незаконное хранение огнестрельного оружия.

Таким образом, из того, как сформулировано обвинение, следует, что доставка (перемещение) переделанного из охотничьего ружья обреза от места изготовления к месту его постоянного хранения сама по себе применительно к положениям ст.222 УК РФ не рассматривалась следствием как самостоятельное преступное деяние по незаконному ношению оружия, поскольку была подчинена иной цели, связанной с обеспечением сокрытия данного оружия по месту его хранения, определяющей существо всего указанного преступления.

Кроме того, и ссылка суда апелляционной инстанции в обоснование своих выводов о необходимости возвращения дела прокурору на то, что А. органами предварительного расследования не вменялось совершение незаконных действий с пригодными для стрельбы изъятыми патронами 12 калибра, однако это было констатировано в приговоре суда, что не может являться основанием отмены приговора и возвращения дела прокурору с учетом требований ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ, согласно которым суд апелляционной инстанции может принять решение, ухудшающее положение осужденного по сравнению с приговором суда первой инстанции, не иначе как по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей. На данное положение закона хотя и было указано в самом апелляционном постановлении, однако применительно к обвинению в части действий с данными боеприпасами выполнение дознавателем в рамках ст.237 УПК РФ указанных выше предписаний, сформулированных по собственной инициативе апелляционной инстанцией в качестве основания отмены приговора, фактически влекло увеличение объема обвинения при новом рассмотрении дела районным судом.

Кроме того, в качестве другого основания для возвращения уголовного дела прокурору суд апелляционной инстанции указал, что дознание по уголовному делу в отношении А. проведено не уполномоченным на то в соответствии с уголовно-процессуальным законом должностным лицом. По мнению суда апелляционной инстанции, прокурор (его заместитель) Канавинского района г.Н.Новгород не мог в пределах своей компетенции передать для соединения второе возбужденное в отношении А. уголовное дело по ч.1 ст.222 УК РФ прокурору Московского района г.Н.Новгород, что фактически имело место по рассматриваемому делу.

Так, согласно ч.3 ст. 152 УПК РФ если преступления совершены в разных местах, то по решению вышестоящего руководителя следственного органа уголовное дело расследуется по месту совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них.

Указанная норма закона, дополняя положения ст.39 УПК РФ о компетенции руководителей следственных органов в структуре следственного аппарата, регламентирует процедуру разрешения именно данными должностными лицами вопроса о подследственности такого рода взаимосвязанных уголовных дел, которые законодателем процессуально отделены от уголовных дел, расследуемых в форме дознания. На основании ч.7 и ч.8 ст.151 УПК РФ при соединении уголовных дел, подследственных разным органам предварительного расследования, подследственность определяется прокурором с соблюдением положений данной статьи закона. Споры о подследственности уголовного дела разрешает прокурор. При этом полномочия прокурора согласно ст.37 УПК РФ осуществляются прокурором района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами.

Судебными инстанциями установлено, что уголовное дело №98039 по факту видоизменения огнестрельного оружия, совершенного 3 ноября 2014 года на территории Московского района г.Н.Новгород, возбуждено по ч.1 ст.223 УК РФ 18 января 2015 года дознавателем отдела дознания отдела полиции №4 Управления МВД России по г.Н.Новгород (Московский район г.Н.Новгород), принявшим данное уголовное дело к своему производству.

Второе уголовное дело № 88216 по факту незаконного хранения обреза ружья, совершенного 5 ноября 2014 года на территории Канавинского района г.Н.Новгород, возбуждено (за совершение наименее тяжкого преступления) по ч.1 ст.222 УК РФ 12 февраля 2015 года и принято к производству дознавателем отдела дознания отдела полиции №2 Управления МВД России по г.Н.Новгород (Канавинский район г.Н.Новгород), которым 16 февраля 2015 года данное уголовное дело направлено прокурору Канавинского района г.Н.Новгород для решения вопроса о направлении по подследственности.

В соответствии с ч.5 ст. 152 УПК РФ дознаватель, установив, что уголовное дело ему не подследственно, производит неотложные следственные действия, после чего передает его прокурору для направления по подследственности.

С учетом данных положений действующего законодательства постановлением заместителя прокурора Канавинского района г.Н.Новгород от 16 февраля 2015 года уголовное дело №88216 направлено прокурору Московского района г.Н.Новгород по подследственности.

Заместителем прокурора Московского района г.Н.Новгород 16 февраля 2015 года уголовные дела №98039 и №88216 соединены в одно производство, с присвоением уголовному делу №98039, после чего данное дело передано для проведения дальнейшего предварительного расследования в ОД ОП №4 УМВД России по г.Н.Новгород.

Интерпретируя по аналогии с предварительным следствием применительно к производству дознания положения ч.3 ст.152 УПК РФ, изолированно от взаимосвязанных с ней норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих правомочия прокурора при осуществлении дознания, апелляционная инстанция произвольно констатировала, что процедура передачи между органами дознания одного и того же уровня уголовного дела для соединения его с другим уголовным делом не соответствовала закону, с учетом чего, сделала вывод о процессуальных дефектах в расследовании объединенного уголовного дела и поставила под сомнение сам факт производства дознания компетентным должностным лицом этого органа предварительного расследования, который территориально был уполномочен осуществлять данное расследование.

Вместе с тем, вопреки данному выводу, указанные уголовные дела соединены в одном производстве надлежащим должностным лицом – заместителем прокурора Московского района г.Н.Новгород, с последующим расследованием по месту совершения первого, наиболее тяжкого преступления, в отношении одного и того же обвиняемого, в условиях, когда предметом этих преступлений являлось одно и тоже огнестрельное оружие.

Производство дознания при изложенных обстоятельствах не противоречит принципу территориальной подследственности, закрепленному в ст.152 УПК РФ.

Расследование осуществлялось в Московском районе г.Нижний Новгород по месту совершения более тяжкого преступления, предусмотренного ч.1 ст.223 УК РФ, после окончания расследования обвинительный акт был утвержден заместителем прокурора Московского района г.Нижний Новгород и дело передано для рассмотрения в Московский районный суд г.Нижний Новгород Нижегородской области, то есть с соблюдением принципа подсудности, определенного ч.3 ст.32 УПК РФ.

Исходя из изложенного, с учетом пределов прав суда кассационной инстанции, регламентированных ст. 401.16 УПК РФ, указанные выше обстоятельства явились основанием для отмены апелляционного постановления  Нижегородского областного суда от 3 ноября 2015 года в силу положений, предусмотренных ч.1 ст.401.15 УПК РФ.

Вместе с тем, при разрешении уголовного дела судом первой инстанции также не было обеспечено выполнение всех требований уголовно-процессуального закона.

В соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона относится нарушение тайны совещания судей при постановлении приговора.

Согласно ст. ст. 295, 298 УПК РФ суд, выслушав последнее слово подсудимого, удаляется в совещательную комнату, где постановляет приговор.

Указанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции при постановлении приговора от 10 апреля 2015 года по настоящему уголовному делу выполнены не были.

Так, из протокола судебного заседания следует, что, выслушав последнее слово подсудимого А., суд сразу же постановил и провозгласил в отношении него приговор.

Учитывая в совокупности все имеющиеся нарушения, президиум пришел к выводу, о необходимости отмены состоявшихся в отношении А.  судебных решений и  направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства в ином составе суда.

 

Постановление президиума от 13 апреля 2016 года

Дело № 44у-34 / 2016

 

2. Согласно закону, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. При этом согласно ч.3 ст. 49 Конституции Российской Федерации и ст. 14 УПК РФ, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, так как бремя доказывания обвинения лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке настоящего Кодекса, толкуются в пользу обвиняемого.

 

Несоблюдение данного требования закона послужило основанием для отмены приговора Автозаводского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 30 апреля 2015 года, которым  С. осужден по п. «г» ч.2 ст.161, п. «а» ч.3 ст.158, ч.3 ст.162 УК РФ, с применением  ч.3 ст.69 УК РФ, к 8 годам 3 месяцам лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 2 сентября 2015 года указанный приговор оставлен без изменения.

Выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждались надлежащим анализом доказательств, рассмотренных в судебном заседании. Кроме того, судом не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, при наличии противоречивых доказательств, имеющих определяющее (важное) значение для разрешения вопроса о причастности (непричастности) С. к содеянному, судом не было указано, по каким основаниям он принял одни из этих доказательств и отверг другие, а также при исследовании и оценке доказательств суд допустил нарушение уголовно-процессуального закона (сослался в приговоре на протокол опознания потерпевшим С.) При этом опознание проведено в отсутствие защитника, а после проведения указанного следственного действия С. был задержан в качестве подозреваемого.

Постановлением президиума данный приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Постановление президиума от 20 апреля 2016 года

Дело № 44у-46 / 2016

 

3. Постановление приговора незаконным составом суда согласно п.2 ч.2 ст.389.17 и ч.1 ст.401.15 УПК РФ предусматривается в качестве безусловного основания для отмены или изменения судебного решения.

 

Так, нарушение требований ст.61 УПК РФ послужило основанием отмены постановления Саровского городского суда Нижегородской области от 28 мая 2015 года и апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 19 августа 2015 года, вынесенных при рассмотрении ходатайства заявителя О. о восстановлении срока апелляционного обжалования.

Постановлением Саровского городского суда Нижегородской области от 28 мая 2015 года О. отказано в восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы на постановление Саровского городского суда Нижегородской области от 29 декабря 2014 года, которым оставлена без удовлетворения жалоба О. на бездействие прокурора ЗАТО г.Саров Нижегородской области по его заявлению от 20 октября 2014 года и на ответ прокурора ЗАТО г.Саров Нижегородской области от 18 ноября 2014 года.

Апелляционным постановлением Нижегородского областного суда от 19 августа 2015 года постановление Саровского городского суда Нижегородской области от 28 мая 2015 года оставлено без изменения.

Вместе с тем, из материалов уголовного дела №1-32/2014 следует, что 14 марта 2014 года судья К. обратился в СО ЗАТО г.Саров СУ СК РФ по Нижегородской области с заявлением о привлечении О. к уголовной ответственности за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи в ходе рассмотрения материала судебно-контрольного производства №3/10-17/2014 по жалобе О. в порядке ст.125 УПК РФ 12 марта 2014 года. По указанному заявлению в отношении О. возбуждено уголовное дело, а 12 ноября 2014 года по данному делу Дивеевским районным судом Нижегородской области вынесен приговор, которым О. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.297 УК РФ. Данный приговор в апелляционном порядке не обжалован и вступил в законную силу 24 ноября 2014 года.

Таким образом, на момент назначения судьей К. судебного заседания для решения вопроса о восстановлении О. срока на подачу апелляционной жалобы совершение заявителем противоправных действий в отношении этого же судьи было подтверждено вступившим в законную силу приговором суда, что ставило под сомнение беспристрастность судьи к личности заявителя (осужденного) О.

Президиум Нижегородского областного суда пришел к выводу о том, что постановление Саровского городского суда Нижегородской области от 28 мая 2015 года и апелляционное постановление Нижегородского областного суда от 19 августа 2015 года подлежат отмене с передачей материала на новое судебное рассмотрение.

 

Постановление президиума от 20 апреля 2016 года

Дело № 44у-39 / 2016

 

Аналогичные нарушения допущены судом при вынесении:

 - постановления Саровского городского суда Нижегородской области от 28 мая 2015 года и апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 4 августа 2015 года по ходатайству заявителя О. о восстановлении срока апелляционного обжалования.

 Постановление президиума от 13 апреля 2016 года

 Дело № 44у-40 / 2016

 

- постановления Саровского городского суда Нижегородской области от 13 апреля 2015 года по жалобе заявителя О. в порядке ст.125 УПК РФ.

 

Постановление президиума от 13 апреля 2016 года

Дело № 44у-41 / 2016

 

- постановления Саровского городского суда Нижегородской области от 15 декабря 2014 года и апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 28 апреля 2015 года по жалобе О. в порядке ст.125 УПК РФ.

 

Постановление президиума от 13 апреля 2016 года

Дело № 44у-42 / 2016

 

- постановления Саровского городского суда Нижегородской области от 6 февраля 2014 года и апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 28 апреля 2014 года в отношении осужденного О. о рассрочке уплаты штрафа по приговору Саровского городского суда Нижегородской области от 8 ноября 2012 года.

Постановление президиума от 13 апреля 2016 года

Дело № 44у-43 / 2016

 

- приговора Шахунского районного суда Нижегородской области от 2 июля 2015 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 26 января 2016 года в отношении Д.

 

Постановление президиума от 22 июня 2016 года

Дело № 44у-78 / 2016

 

- постановления Саровского городского суда Нижегородской области от 2 сентября 2014 года и апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 13 ноября 2014 года об отказе в удовлетворении поданной в порядке ст.125 УПК РФ жалобы О.

Постановление президиума от 29 июня 2016 года

Дело № 44у-83/ 2016

 

Также аналогичные существенные нарушения уголовно-процессуального закона явились основанием для отмены постановления судьи Кулебакского городского суда Нижегородской области от 30 сентября 2014 года, апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 14 января 2015 года и направления материала судебно-контрольного производства по жалобе адвоката Ш. в интересах Д. в порядке ст.125 УПК РФ на новое рассмотрение в Кулебакский городской суд Нижегородской области.

Постановлением судьи Кулебакского городского суда Нижегородской области от 30 сентября 2014 года отказано в принятии жалобы адвоката Ш. в интересах осужденного Д. в порядке ст.125 УПК РФ на постановление от 27 мая 2014 года об отказе в возбуждении уголовного дела со ссылкой на вступивший в законную силу приговор по уголовному делу в отношении Д., при рассмотрении которого судами первой и апелляционной инстанций разрешены поставленные в жалобе адвоката вопросы в ходе оценки результатов оперативно-розыскных мероприятий как доброкачественных доказательств.

Оценивая оспариваемое постановление от 30 сентября 2014 года с точки зрения вынесения его компетентным и объективным судом, следует принять во внимание, что обвинительный приговор по уголовному делу в отношении Д., ссылаясь на который судья З. отказала в принятии к рассмотрению как неприемлемой жалобы адвоката Ш., постановлен этим же судьей, высказавшим в указанном приговоре суждения относительно доброкачественности доказательств, в том числе и тех, достоверность которых оспаривалась защитником в порядке ст.125 УПК РФ, что, применительно к требованиям уголовно-процессуального законодательства о недопустимости участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу (гл.9 УПК РФ), вызывает сомнения в беспристрастности этого судьи при принятии решения, по сути, ограничивающего доступ заявителя к правосудию.

Кроме того, судом первой инстанции фактически сделан вывод о процессуальной неприемлемости жалобы адвоката Ш. по мотиву отсутствия предмета обжалования в порядке ст.125 УПК РФ.

Данное решение не основано на положениях ч.1 ст.125 УПК РФ, в соответствии с которыми предметом судебного контроля являются, в частности, постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела.

Учитывая, что по заявлению Д. о возбуждении уголовного дела по ст.303 УК РФ фактически проведена проверка в порядке ст.144 УПК РФ, доводы жалобы адвоката Ш. о ее неполноте и неправильном определении следователем предмета проверки подлежали рассмотрению по существу в рамках ст.125 УПК РФ с вынесением по итогам такого рассмотрения одного из предусмотренных ч.5 ст.125 УПК РФ решений.

Кроме того, постановление судьи от 30 сентября 2014 года содержит противоречие между его описательно-мотивировочной и резолютивной частями: констатируя в доводах адвоката Ш., заявленных в рамках ст.125 УПК РФ, попытку переоценить доказательства, исследованные судом в ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Д. по существу выдвинутого обвинения, судья тем самым признал отсутствие оснований для проведения по заявлению Д. проверки в порядке ст.144 УПК РФ, однако в резолютивной части, вопреки собственной позиции, отказался исходя из этого обстоятельства, оценить законность оспариваемого защитой постановления следственного органа от 27 мая 2014 года, в котором отражены результаты процессуальных действий следователя, касавшихся вопросов доказывания и доброкачественности доказательств по уголовному делу, находившемуся в этот период в производстве суда. При этом судом не учтено, что постановлением от 27 мая 2014 года было отказано именно в возбуждении уголовного дела, а не в проведении по заявленным Д. фактам проверки в порядке ст.144 УПК РФ, как недопустимой процедуры, создающей возможность наряду с судом, рассматривающим уголовное дело по существу обвинения, исследовать значимые для обвинения аспекты в ином, внесудебном порядке, с предрешением возможных выводов суда по данному вопросу.

Постановление президиума от 25 мая 2016 года

    Дело № 44у-64 / 2016

 

4. На основании ст.389.9 УПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет по апелляционным жалобам, представлениям законность, обоснованность и справедливость приговора, законность и обоснованность иного решения суда первой инстанции.

В соответствии со ст.389.28 УПК РФ решениями суда апелляционной инстанции являются апелляционные приговор, определение и постановление. В апелляционных определении, постановлении указываются: дата и место вынесения определения, постановления; краткое изложение содержания решения суда первой инстанции; мотивы принятого решения; решение суда апелляционной инстанции по апелляционным жалобе или представлению.

 

Так, выявленные существенные нарушения уголовно-процессуального закона привели к отмене апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 22 мая 2013 года в отношении осужденной Е.

Осужденная Е., отбывающая наказание в ФКУ ИК-2 ГУФСИН России по Нижегородской области, обратилась в Автозаводский районный суд г.Нижний Новгород Нижегородской области с ходатайством о смягчении наказания, назначенного ей приговором Арзамасского городского суда Нижегородской области от 5 октября 2010 года.

Постановлением судьи рассмотрение указанного ходатайства осужденной назначено на 10 часов 00 минут 19 марта 2013 года и рассмотрено по существу с вынесением постановления об оставлении ходатайства Е. без удовлетворения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, осужденная Е. подала на постановление Автозаводского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 19 марта 2013 года апелляционную жалобу.

Однако 22 мая 2013 года апелляционная инстанция, как следует из содержания протокола судебного заседания, проверяла законность и обоснованность постановления Автозаводского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 13 марта 2013 года: судья-докладчик докладывала содержание постановления от 13 марта 2013 года, и позиции участников процесса (адвоката С. и прокурора Б.), выраженные ими в ходе судебного следствия и судебных прений, также касались законности постановления от 13 марта 2013 года. Апелляционное определение от 22 мая 2013 года также содержит суждения по доводам участников судебного разбирательства, касающимся законности постановления Автозаводского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 13 марта 2013 года, что подтверждается и резолютивной частью указанного определения, согласно которой судебная коллегия определила оставить без изменения постановление от 13 марта 2013 года; из определения о выплате вознаграждения адвокату по назначению от 22 мая 2013 года также следует, что адвокатом С. осуществлялась защита интересов осужденной Е. при рассмотрении апелляционной жалобы последней на постановление от 13 марта 2013 года. Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что апелляционная жалоба осужденной Е. на постановление Автозаводского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 19 марта 2013 года  фактически судом апелляционной инстанции не рассмотрена, однако вынесено апелляционное определение об оставлении без изменения иного судебного постановления, не являвшегося предметом апелляционного обжалования.

Президиум апелляционное постановление Нижегородского областного суда от 22 мая 2013 года отменил с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение в Нижегородский областной суд в ином составе суда.

 

Постановление президиума от 11 мая 2016 года

Дело № 44у-54 / 2016

 

Вопросы, связанные с исполнением приговора

 

1. Согласно ч. 1 ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно  не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, и при этом осужденный фактически отбыл установленный частью третьей этой статьи срок наказания.

В соответствии с требованиями закона вывод суда о том, нуждается либо не нуждается осужденный для своего исправления в полном отбывании назначенного наказания должен быть основан на всестороннем анализе данных о его поведении за весь период отбывания наказания, а также суду следует учитывать мнение представителя администрации исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания.                                                                    

Критериями применения условно-досрочного освобождения для осужденных являются: законопослушное поведение осужденного, отношение к содеянному, отсутствие злостных нарушений, добросовестное отношение к обязанностям в период отбывания наказания, а также другие положительные тенденции, указывающие на желание осужденного встать на путь исправления. При этом суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, а вывод суда о том, что осужденный для своего исправления нуждается в полном отбывании назначенного наказания должен быть обоснован конкретными фактическими обстоятельствами.

 

Вместе с тем, данные требования уголовного и уголовно-процессуального закона, а также уголовно-исполнительного законодательства, судьей Тоншаевского районного суда Нижегородской области при рассмотрении ходатайства осужденного С. выполнены не были.

Так, приговором Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 23 июля 2010 года С. осужден по ч.1 ст. 30, п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с исчислением срока отбывания наказания со 2 июня 2010 года (окончание срока отбывания наказания - 1 февраля 2017 года).

4 сентября 2015 года осужденный обратился в суд с заявлением об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Постановлением Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 5 октября 2015 года в удовлетворении заявленного осужденным ходатайства отказано.

Апелляционным постановлением Нижегородского областного суда от 14 декабря 2015 года постановление суда оставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного С. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, судом не учтено и не получило надлежащей оценки то, что в течение продолжительного периода отбывания наказания в ФКУ ИК - 12 ГУФСИН России по Нижегородской области С. демонстрирует стабильное положительное поведение, все требования режима выполняет, взысканий не имеет, добросовестно выполняет свои рабочие обязанности, активно участвует в общественной жизни колонии, придерживается законопослушной части осужденных, в обращении вежлив, сохраняет устойчивые социальные связи с родственниками, имеет 16 поощрений за добросовестное отношение к труду, которые объявлялись ему в течение всего срока отбывания наказания (в 2012, 2013, 2014, 2015 годах), а с 1 ноября 2012 года находится на облегченных условиях отбывания наказания, вину в совершенном преступлении признает, в содеянном раскаивается, вопрос с местом жительства и работы после освобождения разрешен, в связи с чем, администрация колонии поддержала ходатайство о применении к С. положений ст. 79 УК РФ.  

Кроме того, судом первой инстанции в постановлении не было высказано каких-либо суждений относительно представленной в материалах справки по результатам психологического обследования на условно-досрочное освобождение, согласно которой осужденный С. проявляет стремление вести законопослушный образ жизни, а также выводов совета воспитателей отряда, содержащихся в дневнике индивидуальной воспитательной работы с осужденным по состоянию на 1 октября 2015 года, согласно которым по результатам годовой аттестации за 2012 и 2014 годы осужденный признан лицом, вставшим на путь исправления.

В соответствии с ч.2 ст.79 УК РФ, применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные ч.5 ст.73 УК РФ, которые должны им исполняться в течение оставшейся не отбытой части наказания.

Однако вопрос о возможности условно-досрочного освобождения осужденного с возложением на него этих обязанностей судом не обсуждался.

 При таких обстоятельствах президиум отменил постановление судьи Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 5 октября 2015 года и апелляционное постановление Нижегородского областного суда от 14 декабря 2015 года с направлением материала  на новое судебное рассмотрение.

 

Постановление президиума от 13 апреля 2016 года

Дело № 44у-37 / 2016

 

Аналогичные нарушения допущены при вынесении постановления судьи Канавинского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 8 октября 2015 года в отношении К.

 

Постановление президиума от 15 июня 2016 года

Дело № 44у-68 / 2016

 

2. При разрешении судом вопроса об условно-досрочном освобождении лица от отбывания основного наказания данное лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.

 

Так, приговором Дзержинского городского суда Нижегородской области от 17 апреля 2013 года, с учетом апелляционного определения от 15 июля 2013 года, З.  осужден по п. «в» ч.5 ст.290 УК РФ (2 преступления), ч.1 ст.290 УК РФ (3 преступления), с применением ч.ч. 3, 4 ст. 69, ч. 2 ст. 71 УК РФ, к штрафу в сумме 500000 рублей, а также к 4 годам лишения свободы со штрафом в сумме 25500000 рублей и лишением права занимать в органах государственной власти должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, выполнением организационно-распорядительных функций на срок 1 год 6 месяцев.

Постановлением судьи Канавинского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 18 ноября 2015 года З. освобождён условно-досрочно от отбывания наказания в виде лишения свободы на неотбытый срок 1 год 1 месяц 5 суток.

На З. возложены соответствующие обязанности: встать на учет в УИИ по месту жительства, периодически являться на регистрацию, не менять своего места жительства без уведомления УИИ, в свободное от работы время находиться дома с 22 часов до 6 утра, не совершать административных правонарушений.

Как следует из постановления судьи Канавинского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 18 ноября 2015 года, при решении вопроса об условно-досрочном освобождении осужденного З. суд принял во внимание, что он отбыл 2/3 срока наказания в виде лишения свободы, отбывает наказание на облегченных условиях содержания, взысканий не имеет, одновременно имеет поощрения за хорошее поведение и добросовестное отношение к труду и, тем самым, доказал свое исправление и не нуждается в полном отбывании назначенного судом срока наказания.

Как видно из представленного материала, осужденный З. обратился в районный суд с ходатайством, в котором просил об условно-досрочном освобождении как от основного, так и от дополнительного наказания.

Вместе с тем, суд, в нарушение требований закона, не исследовал вопрос об исполнении осужденным З. дополнительного наказания в виде штрафа и не обсудил вопрос о возможности освобождения осужденного полностью или частично от дополнительных наказаний в виде штрафа и лишения права занимать в органах государственной власти должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, выполнением организационно-распорядительных функций.

Какого - либо суждения относительно дополнительных видов наказания в отношении З. в постановлении суд не дал, не указано об этом и в резолютивной части постановления.

Вышеуказанные нарушения уголовного закона послужили основанием отмены постановления судьи Канавинского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 18 ноября 2015 года и направления материала на новое судебное рассмотрение.

Постановление президиума от 22 июня 2016 года

Дело № 44у-73 / 2016

 

3. В силу п.13 ст.397 УПК РФ, суд рассматривает вопросы, связанные с освобождением от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст.10 УК РФ.

Согласно ч.1 ст.10 УК РФ, уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

В соответствии с ч.2 ст.10 УК РФ, если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

По смыслу данной нормы, закон предполагает применение общих начал назначения наказания (ст.ст. 6, 43, 60 УК РФ), в силу которых в такого рода случаях смягчение наказания должно осуществляться в границах, определяемых всей совокупностью норм Уголовного кодекса РФ, а именно с учетом как верхнего, так и нижнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, а также указанных в Общей части УК РФ смягчающих и иных обстоятельств.

 

Приговором Арзамасского городского суда Нижегородской области от 31 января 2007 года с учетом изменений, внесенных постановлением президиума Нижегородского областного суда от 3 июля 2008 года, М. осужден по п.«в» ч.2 ст.158 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 9 месяцев, по ч.1 ст.161 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 9 месяцев, по п.п. «в,г» ч.2 ст.161 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года 9 месяцев, по ч.3 ст.162 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет; на основании ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, к 8 годам 3 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 5 мая 2011 года на основании ст.396, п.13 ст.397 УПК РФ, ст.10 УК РФ, приговор Арзамасского городского суда Нижегородской области от 31 января 2007 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 30 марта 2007 года и постановление президиума Нижегородского областного суда от 3 июля 2008 года изменены: действия М. квалифицированы по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ), по ч.1 ст.161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ), по п.п. «в,г» ч.2 ст.161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ), при этом назначенное наказание как за каждое из совершенных преступлений, так и по ч.3 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, оставлено без изменения.

Постановление в установленном законом порядке не обжаловано.

Однако, установив наличие правовых оснований для квалификации действий М. по п.п. «в,г» ч.2 ст.161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ, суд был обязан разрешить вопрос соразмерного смягчения назначенного ему наказания, поскольку указанным законом внесены изменения, улучшающие положение осужденного, следовательно, право М. на пересмотр приговора в силу издания нового уголовного закона должно быть реализовано в полном объеме.

Президиум Нижегородского областного суда отменил постановление Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 5 мая 2011 года с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

 

Постановление президиума от 13 апреля 2016 года

Дело № 44у-44 / 2016

 

Нарушение ч.1 ст.10 УК РФ послужило поводом для отмены постановления  Автозаводского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 1 июня 2011 года в отношении К.

Так, пересматривая в контексте положений ст.10 УК РФ постановленный в отношении К. приговор от 21 января 2009 года, Автозаводский районный суд г.Нижний Новгород Нижегородской области не нашел оснований для квалификации содеянного осужденной по ч.4 ст.111 УК РФ в редакции нового уголовного закона и для смягчения назначенного ей наказания, аргументируя свою позицию тем, что исключение из санкции ч.4 ст.111 УК РФ нижнего предела наказания в виде лишения свободы не влияет на наказание, назначенное К. по данной статье уголовного закона, поскольку лишение свободы осужденной было определено не в минимальном размере санкции статьи.

Однако давая такое суждение, суд не принял во внимание правовую позицию Конституционного Суда РФ по вопросу применения ст.10 УК РФ, выраженную в Постановлении от 20 апреля 2006 года №4-П, согласно которой закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность, является актом, который по-новому определяет характер и степень общественной опасности преступных действий и правовой статус лиц, их совершивших.

Таким образом, исходя из смысла закона, пересмотр судебных решений в соответствии с положениями ст.10 УК РФ, в тех случаях, когда из санкции статьи Особенной части УК РФ исключен нижний предел наказания, назначенного осужденному по приговору суда за совершенное преступление, предполагает переквалификацию преступления на статью УК РФ в редакции нового уголовного закона с обсуждением вопроса о соразмерном смягчении назначенного наказания.

Президиум данное постановление отменил с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

        Постановление президиума от 27 апреля 2016 года

Дело № 44у-49 / 2016

Аналогичные нарушения допущены при вынесении постановления  Семеновского районного суда Нижегородской области от 13 июля 2011 года в отношении осужденного К.

Постановление президиума от 27 апреля 2016 года

Дело № 44у-51 / 2016

 

4. Федеральным законом от 29 июня 2009 года №141-ФЗ в ст.62 УК РФ внесены изменения, согласно которым при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и (или) «к» ч.1 ст.61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ (ч.1 ст.62 УК РФ).

Новые правила назначения наказания при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и (или) «к» ч.1 ст.61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств являются более льготными по сравнению с ранее действовавшими, в связи с чем, подлежат обязательному применению в порядке исполнения приговора.

 

Осужденный Ж., отбывавший наказание в ФКУ ИК-1 ГУФСИН России по Нижегородской области, обратился в Семеновский районный суд Нижегородской области с ходатайством о приведении в соответствие с новым уголовным законом приговора Нижегородского областного суда от 14 августа 2007 года, которым он  осужден по п. «з» ч.2 ст.105, п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ, с применением ч.3 ст.69 УК РФ, к 18 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Из описательно-мотивировочной части указанного приговора видно, что явку Ж. с повинной и активное способствование раскрытию преступления суд учитывал как смягчающие наказание обстоятельства, в связи с чем - в отсутствие по делу отягчающих обстоятельств - при назначении осужденному наказания применил положения ст.62 УК РФ.

На момент постановления приговора в отношении Ж. статья 62 УК РФ, действовавшая в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года №63-ФЗ, устанавливала, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п."и" и (или) "к" ч.1 ст.61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Вместе с тем, при разрешении ходатайства осужденного Ж. о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством суд первой инстанции пришел к выводу о том, что положения ч.1 ст.62 УК РФ (в редакции Федерального закона от 29 июня 2009 года №141-ФЗ) не подлежат применению, поскольку наказание осужденному по п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ назначено в пределах, установленных ч.1 ст.62 УК РФ в новой редакции.

Данный вывод суда основан на ошибочном толковании уголовного закона, предполагающего обязательность применения закона, улучшающего положение осужденного, независимо от того, в чем заключается такое улучшение.

Президиум постановление Семеновского районного суда Нижегородской области от 5 марта 2012 года в отношении осужденного Ж. отменил с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

 

Постановление президиума от 22 июня 2016 года

Дело № 44у-75 / 2016

 

5. Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

В соответствии с п.п. 11, 13 ст. 397 УПК РФ, суд рассматривает вопросы, связанные с исполнением приговора, в том числе о зачете времени содержания под стражей и об освобождении от наказания либо о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст. 10 УК РФ.

 

Осужденный С. в порядке п.11 ст.397 УПК РФ обратился к мировому судье судебного участка № 1 Канавинского судебного района города Нижний Новгород Нижегородской области с ходатайством о зачете времени содержания под стражей в срок отбытия наказания и о смягчении наказания, назначенного приговором мирового судьи от 3 марта 2015 года на основании ч.5 ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений.

Постановлением мирового судьи от 29 января 2016 года ходатайство С. удовлетворено частично: в срок отбытия наказания зачтено время содержания его под стражей в период с 11 марта 2014 года по 3 марта 2015 года. Этим же решением ходатайство осужденного о снижении ему срока наказания, назначенного на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, оставлено без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного С. о снижении ему срока наказания, мировой судья указала, что ходатайство в этой части не может быть удовлетворено, поскольку ст. 397 УПК РФ не предусматривает смягчение наказания, назначенного на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Как видно из представленных материалов уголовного дела, приговор Богородского городского суда Нижегородской области от 10 июня 2014 года, которым С. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, президиумом Нижегородского областного суда от 8 октября 2014 года изменен: назначенное С. наказание смягчено до 2 лет 4 месяцев лишения свободы.

Вместе с тем, согласно приговору мирового судьи судебного участка №1 Канавинского судебного района г.Нижний Новгород Нижегородской области от 3 марта 2015 года, указанное решение президиума, которое могло бы повлиять на назначение С. наказания на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, не было учтено.

По смыслу закона, выявленному Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2011 года №21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора», суд вправе в порядке исполнения приговора смягчить осужденному наказание, назначенное по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ, а также по совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, когда ранее судом в порядке исполнения приговора или судом надзорной инстанции предыдущий приговор был изменен со смягчением назначенного наказания (п.20).

Указанные выше обстоятельства явились основанием для изменения постановления мирового судьи судебного участка №1 Канавинского судебного района г.Нижний Новгород Нижегородской области от 29 января 2016 года и смягчении осужденному С. наказания, назначенного по правилам ч.5 ст.69 УК РФ.

Постановление президиума от 1 июня 2016 года

Дело № 44у-63 / 2016

 

 

IIIАмнистия

 

1. В соответствии с п.п. 3 ч.1 Постановления Государственной Думы ФС РФ "О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" применение амнистии в отношении лиц, дела о преступлениях которых рассмотрены, но приговоры судов не вступили в законную силу, возлагается на суды.

Согласно п.9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной Войне 1941 - 1945 годов" N 6576-6 ГД от 24.04.2015 года по уголовным делам о преступлениях, которые совершены до дня вступления в силу настоящего постановления, суд, если признает необходимым назначить наказание условно, назначить наказание, не связанное с лишением свободы, либо применить отсрочку отбывания наказания, освобождает указанных лиц от наказания.

 

Неправильное применение норм Общей части УК РФ послужило основанием изменения приговора Канавинского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 13 ноября 2015 года, которым К. осужден по ч.1 ст.159.4 УК РФ (4 эпизода), в соответствии с ч.2 ст.69 УК РФ, к наказанию в виде 320 часов обязательных работ.

Поскольку К. осужден за преступления, предусмотренные ч.1 ст.159.4 УК РФ, совершенные 29 июня, 2 июля, 25 октября, 10 ноября 2014 года, то есть до вступления акта об амнистии в законную силу, за которые судом ему назначено наказание в виде обязательных работ, то на основании п.9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 24 апреля 2015 года N 6576-6 ГД, суду первой инстанции следовало освободить его от назначенного наказания.

Президиум Нижегородского областного суда приговор Канавинского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 13 ноября 2015 года в отношении К. изменил, исключил из резолютивной части приговора указание на дату рождения К. и освободил его от наказания со снятием судимости.

Постановление президиума от 13 апреля 2016 года

Дело № 44у-38 / 2016

 

2. Факт совершения осужденным нового умышленного преступления во время отбывания наказания должен подтверждаться на день вступления в силу акта об амнистии постановлением органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию либо вступившим в законную силу итоговым судебным решением. При отсутствии на указанный день такого процессуального документа акт об амнистии подлежит применению.

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка №1 Семеновского судебного района Нижегородской области - мирового судьи судебного участка №3 Семеновского судебного района Нижегородской области от 1 декабря 2015 года отказано в удовлетворении представления вр.и.о. начальника филиала по Семеновскому району ФКУ «УИИ ГУФСИН России по Нижегородской области» о применении в отношении осужденного Г. акта об амнистии, освобождении от дальнейшего отбывания наказания со снятием судимости по приговору мирового судьи судебного участка №1 города областного значения Семенов Нижегородской области от 18 марта 2014 года. Так, в обоснование принятого решения мировой судья сослался на п.п.6 п.13 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года №6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

По смыслу закона, факт совершения осужденным нового умышленного преступления во время отбывания наказания должен подтверждаться на день вступления в силу акта об амнистии постановлением органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию либо вступившим в законную силу итоговым судебным решением (постановлением о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию или обвинительным приговором). При отсутствии на указанный день такого процессуального документа акт об амнистии подлежит применению.

Однако, как следует из представленных материалов, приговор в отношении Г., которым подтвержден факт совершения осужденным нового преступления в период испытательного срока, установленного приговором мирового судьи судебного участка №1 города областного значения Семенов Нижегородской области от 18 марта 2014 года, вынесен после вступления в силу акта об амнистии - 17 июня 2015 года.

При таких обстоятельствах, президиум пришел к выводу об отмене постановления и.о. мирового судьи судебного участка №1 Семеновского судебного района Нижегородской области - мирового судьи судебного участка №3 Семеновского судебного района Нижегородской области от 1 декабря 2015 года, в отношении Г. и об освобождении Г. от наказания, назначенного ему по приговору мирового судьи судебного участка №1 города областного значения Семенов Нижегородской области от 18 марта 2014 года, со снятием судимости на основании п. п. 4, 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов".

 

Также необоснованное  применение ст.70 УК РФ явилось поводом для изменения приговора мирового судьи судебного участка №2 Семеновского судебного района Нижегородской области от 17 июня 2015 года и апелляционного постановления Семеновского районного суда Нижегородской области от 20 октября 2015 года в отношении Г.

Данным приговором Г., ранее судимый,  осужден по ч.1 ст.157 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы. На основании ч.4 ст.74 УК РФ условное осуждение по приговору мирового судьи судебного участка №1 города областного значения Семенов Нижегородской области от 18 марта 2014 года отменено.

В соответствии с ч.1 ст.70 УК РФ окончательно назначено Г. наказание в виде 7 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным постановлением Семеновского районного суда Нижегородской области от 20 октября 2015 года приговор от 17 июня 2015 года в отношении Г. оставлен без изменения.

Между тем, постановлением президиума Нижегородского областного суда от 18 мая 2016 года Г. на основании п. п. 4, 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" освобожден от наказания, назначенного ему по приговору мирового судьи судебного участка №1 города областного значения Семенов Нижегородской области от 18 марта 2014 года, со снятием судимости.

При таких обстоятельствах президиум приговор мирового судьи судебного участка №2 Семеновского судебного района Нижегородской области от 17 июня 2015 года и апелляционное постановление Семеновского районного суда Нижегородской области от 20 октября 2015 года в отношении Г. изменил: исключил из вводной части приговора указание о наличии у Г. судимости по приговору мирового судьи судебного участка №1 города областного значения Семенов Нижегородской области от 18 марта 2014 года по ч.1 ст.157 УК РФ; из резолютивной части приговора исключил указание об отмене условного осуждения по приговору мирового судьи судебного участка №1 города областного значения Семенов Нижегородской области от 18 марта 2014 года в соответствии с ч.4 ст. 74 УК РФ и назначении Г. наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

 

Постановление президиума от 18 мая 2016 года

Дело № 44у-55 / 2016

 

Постановление президиума от 18 мая 2016 года

Дело № 44у-56 / 2016

 

Аналогичные нарушения допущены при вынесении:

-  постановления Приокского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 17 августа 2015 года в отношении И.

 

Постановление президиума от 1 июня 2016 года

Дело № 44у-60 / 2016

 

- постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 11 августа 2015 года в отношении осужденного Д.

 

Постановление президиума от 22 июня 2016 года

Дело № 44у-70 / 2016

 

3. Пункт 17 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ "О применении постановления "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов", содержит строго регламентированный перечень положений в отношении лиц, имеющих судимость, на которых не распространяется действие акта об амнистии.

Данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

 

Постановлением Ленинского районного суда г.Нижний Новгород от 31 августа 2015 года необоснованно отказано в удовлетворении представления начальника филиала по Ленинскому району г.Нижний Новгород Нижегородской области ФКУ «УИИ ГУФСИН России по Нижегородской области» о применении к осуждённому О. п.п.4, 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 24 апреля 2015 года № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» при наличии на то законных оснований.

Судья сослался на п.17 вышеуказанного Постановления, согласно которому в соответствии с п.п.5 п.13 Постановления об амнистии, акт об амнистии не применяется к лицам, которые имеют судимость либо судимость которых снята или погашена, после 2005 года освобождавшимся от наказания в порядке помилования либо в соответствии с постановлениями ГД ФС РФ по амнистиям от 19 апреля 2006 года, 22 сентября 2006 года, 2 июля 2013 года, 18 декабря 2013 года. Также, судья указал на наличие у О. непогашенной судимости по приговору Сормовского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 8 мая 2007 года.

Вместе с тем, судом не учтено, что Обрубов М.В. приговором Автозаводского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 22 октября 2014 года осужден за преступление небольшой тяжести к условной мере наказания, а от наказания по предыдущему приговору, постановленному 8 мая 2007 года Сормовским районным судом г.Нижний Новгород Нижегородской области, О. освобождён не в связи с актом о помиловании или применением к нему акта об амнистии, а по отбытии срока наказания.

Исходя из изложенного, президиум Нижегородского областного суда отменил постановление Ленинского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 31 августа 2015 года в отношении О. с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Постановление президиума от 1 июня 2016 года

Дело № 44у-66 / 2016

Аналогичное нарушение допущено при вынесении постановления Вознесенского районного суда Нижегородской области от 16 июля 2015 года в отношении осужденного Л.

 

Постановление президиума от 22 июня 2016 года

Дело № 44у-72 / 2016

 

 

 

 

Судья

кассационного состава                                                                     В.Г. Шекалин

 

 

«Согласовано»

Председатель судебного состава

по рассмотрению уголовных дел

в кассационной инстанции                                                                И.Ю. Азов

Поделиться ссылкой на данный материал в социальных сетях

Submit to DeliciousSubmit to DiggSubmit to FacebookSubmit to Google BookmarksSubmit to StumbleuponSubmit to TechnoratiSubmit to TwitterSubmit to LinkedIn

Поиск по сайту