• ff1
  • ff2
  • ff3

Обзор судебной практики по гражданским делам президиума Нижегородского областного суда за III квартал 2016 года

                                                                                     «Утвержден»

                                       Президиумом Нижегородского областного суда

                                                                              «___» октября 2016 г.

 

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ПРЕЗИДИУМА НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА ТРЕТИЙ  КВАРТАЛ 2016 ГОДА

 

                              

                                Процессуальные вопросы

 

1. Споры об освобождении имущества от ареста рассматриваются по правилам искового производства.

 

Я.Н. обратилась в суд с заявлением о признании действий судебного пристава-исполнителя незаконными.

Решением районного суда заявление Я.Н. удовлетворено, освобождено от ареста имущество, указанное в акте о наложении ареста (описи имущества),  составленном судебным приставом-исполнителем по исполнительному производству №***  в отношении должника Я.А.

Решение в апелляционном порядке не обжаловалось.

Обращаясь с кассационной жалобой, Я.А. указал, что он не был привлечен к участию в деле, хотя его права как взыскателя затронуты данным решением.

 Постановлением президиума Нижегородского областного суда указанное судебное постановление отменено  в связи с существенным нарушением норм процессуального права, дело направлено на новое рассмотрение  в районный суд.

В силу ст. 119 Гражданского процессуального кодекса РФ, в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи.

Как следует из приведенной статьи Гражданского процессуального кодекса РФ, для защиты субъективных прав указанных в ней лиц законодатель предусматривает специальный способ - подача иска об освобождении имущества от наложения ареста или об исключении имущества из описи.

Иск об освобождении имущества от наложения ареста или об исключении имущества из описи относится к вещно-правовому способу защиты права собственности и иных вещных прав, предусмотренному ст. 12 Гражданского кодекса РФ, поскольку решается вопрос о праве на имущество, вытекающий из гражданских правоотношений.

Положениями ст. 119 Закона об исполнительном производстве, равно как и ст. 442 Гражданского процессуального кодекса РФ предусмотрено, что иск об освобождении имущества от наложения ареста и исключении имущества из описи предусмотрен в качестве способа защиты прав других лиц.

Иски об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) предъявляются к должнику и взыскателю (ч. 2 ст.442 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в постановлении от 29 апреля 2010г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», споры об освобождении имущества от ареста рассматриваются в соответствии с подведомственностью дел по правилам искового производства независимо оттого, наложен арест в порядке обеспечения иска или в порядке обращения взыскания на имущество должника во исполнение исполнительных документов.

В соответствии с положениями гражданского процессуального законодательства с учетом особенностей данной категории дел, сторонами в споре являются истец и ответчик.

Ответчиками по таким искам выступают: должник, у которого произведен арест имущества, и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество. Судебный пристав-исполнитель привлекается к участию в таких делах в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

В нарушение вышеуказанных положений закона, суд не учел, что имеет место спор о праве и рассмотрел дело по правилам главы 25 ГПК РФ, действующей на момент рассмотрения дела, что явилось основанием для отмены судебного акта в кассационном порядке.    

 

Постановление № 44г-58/2016

 

 

2. Дело рассмотрено мировым судьей с нарушением правил подсудности, поскольку  жилищные споры о прекращении права пользования жилым помещением,  исходя из положений статей 23 и 24 Гражданского процессуального кодекса РФ,  рассматриваются по первой инстанции районным судом.

 

Ф. обратился с иском к О. о признании 1/12 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом незначительной, о прекращении права собственности ответчика на указанную долю и прекращении права пользования жилым помещением, о взыскании с истца компенсации и о признании за ним права собственности на 1/12 долю жилого дома.

В обоснование иска указано, что на основании договора дарения истцу принадлежат 11/12 долей в жилом доме, общей площадью 27,03 кв.м, и земельном участке, общей площадью 1 604,0 кв.м.

В этом же доме ответчику на основании судебного решения принадлежит 1/12 доля в праве собственности, которая составляет 2,25 кв.м, и существенного интереса в использовании своей доли он не имеет, в содержании и сохранении жилого дома не участвует, в нем не проживает, к тому же выделить его долю в натуре не представляется возможным ввиду ее незначительности.

Решением мирового судьи в удовлетворении иска Ф. отказано.

Апелляционным определением районного суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Нижегородского областного суда указанные судебные постановления отменены  в связи с существенным нарушением норм процессуального и материального права, дело направлено на новое рассмотрение  в районный суд.

В силу ст. 24 Гражданского процессуального кодекса РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных ст.ст. 23, 25, 26 и 27 Гражданского процессуального кодекса РФ, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

Из разъяснений, изложенных в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ», следует, что жилищные споры о прекращении права пользования жилым помещением исходя из положений ст.ст. 23 и 24 Гражданского процессуального кодекса РФ рассматриваются по первой инстанции районным судом.

Как следует из материалов дела, истцом заявлены требования: о признании доли в праве общей долевой собственности на жилой дом незначительной, о прекращении права пользования жилым помещением, о возложении обязанности выплатить компенсацию, о признании права собственности и о прекращении права собственности на долю в жилом доме, которые в своей совокупности в силу закона подлежат отнесению к подсудности районных судов.

Таким образом, в соответствии с вышеприведенными правовыми нормами, данное дело рассмотрено мировым судьей с нарушением правил подсудности, что является безусловным основанием к отмене судебного постановления.

Кроме того, президиум Нижегородского областного суда указал,  что выводы судов об отказе в удовлетворении исковых требований не  основаны на положениях п. 4 ст. 252 Гражданского кодекса РФ.

Из содержания положений ст. 252 Гражданского кодекса РФ следует, что участникам долевой собственности принадлежит право путем достижения соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них произвести между собой раздел общего имущества или выдел доли, а в случае недостижения такого соглашения - обратиться в суд за разрешением возникшего спора.

Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 10.06.1980 № 4 «О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом» (выдел участнику общей собственности принадлежащей ему доли означает передачу в собственность истцу определенной изолированной части жилого дома и построек хозяйственного назначения, соответствующих его доле, а также означает утрату им права на эту долю в общем имуществе (ст. 252 Гражданского кодекса РФ).

В п. 7 вышеприведенного Постановления Пленума разъяснено, что участники общей долевой собственности имеют равные права в отношении общего имущества пропорционально своей доле в нем. Суд при выделе доли в натуре должен передать сособственнику часть жилого дома и нежилых построек, соответствующую по размеру и стоимости его доли, если это возможно без несоразмерного ущерба хозяйственному назначению строений. Под несоразмерным ущербом хозяйственному назначению строения следует понимать существенное ухудшение технического состояния дома, превращение в результате переоборудования жилых помещений в нежилые, предоставление на долю помещений, которые не могут быть использованы под жилье из-за малого размера площади или неудобства пользования ими, и т.п.

Истцом в материалы дела представлена копия заключения эксперта ГУ Приволжский региональный центр судебных экспертиз, согласно которому раздел жилого дома на две части, исходя из размера долей с соблюдением технических, противопожарных, санитарных норм, невозможен.

Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности (п. 3 ст. 252 Гражданского кодекса РФ).

Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена, и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию (п.4 ст. 252 Гражданского кодекса РФ).

С получением компенсации в соответствии с данной статьей собственник утрачивает право на долю в общем имуществе (п. 5 ст. 252 Гражданского кодекса РФ).

Закрепляя в п. 4 ст. 252 Гражданского кодекса РФ возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, и как следствие утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности.

Поскольку действие законоположений п.4 ст. 252 Гражданского кодекса РФ распространяется как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников общей долевой собственности, Ф. как участник долевой собственности, воспользовавшись своим правом, обратился с иском к сособственнику О.

Ссылка судов на то, что ни истец, ни ответчик не имеют существенного интереса в использовании спорного имущества, так как никто из них в доме не проживает, и он не является для сторон единственным местом жительства, сама по себе не может являться основанием для отказа в иске, так как при решении вопроса о наличии или отсутствии реальной заинтересованности в использовании незначительной доли в общем имуществе подлежит установлению соизмеримость интереса лица в использовании общего имущества с теми неудобствами, которые его участие причинит другим (другому) собственникам.

Вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д. (п. 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 6 от 1.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ»).

 

Постановление № 44г-67/2016

 

 

3. Принимая во внимание наличие двух полисов с идентичными серийными номерами, отклонение ходатайства о проведении экспертизы на предмет установления подлинности бланков, противоречит положениям статьи 79 Гражданского процессуального кодекса РФ.

 

 

Б. обратился с иском о взыскании с СПАО «РЕСО-Гарантия» страхового возмещения,  неустойки,  штрафа,  компенсации морального вреда и судебных расходов.

Исковые требования обоснованы тем, что  по вине водителя С., управлявшего транспортным средством ЛИАЗ 525626,  произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого транспортному средству истца SsangYongTrans причинены механические повреждения. Страховщик ОСАГО истца СПАО «РЕСО-Гарантия» выплату страхового возмещения не произвело,  ссылаясь на то, что предъявленный истцом полис ОСАГО серия ССС *** страховщиком не выдавался.

Решением районного суда иск удовлетворен частично.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда решение районного суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба СПАО «РЕСО-Гарантия» - без удовлетворения.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что гражданская ответственность Б. на момент ДТП была застрахована в СПАО «РЕСО-Гарантия» по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, что подтверждается предъявленным истцом страховым полисом, квитанцией об уплате страховой премии, заверенными круглой печатью организации. При этом договор страхования в судебном порядке по иску заинтересованной стороны недействительным или незаключенным не признан; ответчиком не представлены доказательства проведения служебной проверки по факту выдачи страхового полиса, который был списан, либо обращения по этому факту в правоохранительные органы. 

В удовлетворении ходатайства о назначении технической экспертизы страхового полиса, представленного истцом, отказано.

Суд апелляционной инстанции, признавая позицию районного суда правильной, указал, что поскольку бланк полиса ОСАГО является документом строгой отчетности, страховщик обязан осуществлять надлежащий контроль за его движением и использованием. Страхователь, уплативший страховую премию и получивший страховой полис, не должен отвечать за те или иные действия представителя страховщика либо третьих лиц.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда указанные судебные постановления отменены  в связи с существенным нарушением норм процессуального права, дело направлено на новое рассмотрение  в районный суд.

В силу п.п. 1, 2 ст. 940 Гражданского кодекса РФ договор страхования должен быть заключен в письменной форме. Договор страхования может быть заключен путем составления одного документа (п. 2 ст. 434) либо вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком.

В материалы дела представлены два страховых полиса с одинаковыми номерами: заполненный на имя истца и заверенный печатью от имени СПАО «РЕСО-Гарантия», и предъявленный страховщиком чистый бланк, двухслойный, перечеркнутый.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

На основании ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств (ч. 5 ст. 67 ГПК РФ).

Изложенные нормы судами не соблюдены.

Рассматривая спор, суды в нарушение ст. 67 ГПК РФ не исследовали и не устанавливали обстоятельства получения истцом страхового полиса и оплаты страховой премии, подписаны ли страховой полис и квитанция о принятии страховой премии лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат ли указанные документы все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств; не дали правовой оценки представленному ответчиком полису, не выясняли вопрос, в связи с чем полис, хранящийся у ответчика, вышел из обращения.

Судом установлено, что  полис, представленный истцом,  приобретен не в офисе ответчика, кроме того, полис и квитанция об оплате страховой премии в графе «страховщик/представитель страховщика» содержат только факсимиле.

В соответствии с п. 2 ст. 160 ГК РФ использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования, либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

При этом действующим законодательством не допускается использовать факсимиле на платежных и других документах, имеющих финансовые последствия.

С учетом приведенных норм судами не устанавливались допустимость законом либо соглашением сторон использования факсимиле при выдаче полиса ОСАГО и квитанции на получение страховой премии, и, как следствие, соблюдение норм ст. 940 ГК РФ о заключении договора страхования путем вручения страхового полиса, подписанного страховщиком.

Из сведений автоматизированной информационной системы обязательного страхования судом установлено, что  бланк полиса серии *** находится у страховщика СПАО «РЕСО-Гарантия», сведения о заключении договора страхования отсутствуют.

При таких обстоятельствах, выводы суда об отсутствии необходимости  в проведении технической экспертизы, признаны необоснованными, в связи с чем, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.  

 

Постановление № 44г-68/2016

 

 

4. Решение районного суда, которое было принято судами как безусловное основание для удовлетворения требований истца, не имеет преюдициального значения по настоящему гражданскому делу, так как вышеприведенным решением установлены обстоятельства, которые имели место только на момент постановки Л. и его несовершеннолетних детей на учет для получения единовременной социальной выплаты.

 

Л. обратился в суд с иском к ГУ МВД РФ по Нижегородской области, о взыскании недоплаченной суммы единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения в размере *** рублей.

В обоснование заявленных требований истец указал, что в 2014 году решением районного суда  был признан незаконным отказ ГУ МВД России по Нижегородской области в принятии его на учет для получения единовременной социальной выплаты. Этим же решением за ним признано право на получение единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения с учетом проживающих совместно с ним членов семьи - двух несовершеннолетний детей. ГУ МВД России по Нижегородской области в марте 2015 года истцу была выплачена единовременная социальная выплата в размере *** рублей, без учета его несовершеннолетних детей. 

Решением районного суда исковые требования Л. удовлетворены в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда решение районного суда  оставлено без изменения.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований Л., суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции),  признав ранее постановленное решение районного суда преюдициальным, счел доказанным факт того, что на момент предоставления Л. единовременной социальной выплаты, членами его семьи являлись его двое несовершеннолетних детей, соответственно, выплата была рассчитана неверно, в связи с чем произвел перерасчет  социальной выплаты.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда вынесенные по делу судебные постановления отменены в связи  с существенным нарушением норм процессуального и материального права.

В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 19 июля 2011 года  №  247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации» сотрудник, имеющий стаж службы в органах внутренних дел не менее 10 лет в календарном исчислении, имеет право на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения один раз за весь период службы в органах внутренних дел.

Согласно п. 2 ч. 2 указанной нормы единовременная социальная выплата предоставляется сотруднику в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, руководителя иного федерального органа исполнительной власти, в котором проходят службу сотрудники, при условии, что сотрудник является нанимателем жилого помещения по договору социального найма или членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственником жилого помещения или членом семьи собственника жилого помещения и обеспечен общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее 15 квадратных метров.

Единовременная социальная выплата предоставляется сотруднику с учетом совместно проживающих с ним членов его семьи.

При этом ч. 2 ст. 1 Федерального закона от 19 июля 2011 № 247-ФЗ предусматривает, что членами семьи сотрудника и гражданина Российской Федерации, уволенного со службы в органах внутренних дел, и лицами, находящимися (находившимися) на их иждивении, на которых распространяется действие настоящего Федерального закона, если иное не установлено отдельными положениями настоящего Федерального закона, считаются, в частности, несовершеннолетние дети, дети старше 18 лет, ставшие инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, дети в возрасте до 23 лет, обучающиеся в образовательных организациях по очной форме обучения.

Судебными инстанциями было установлено, что решением районного суда, принятым в 2014 году, вступившим в законную силу, признан незаконным отказ ГУ МВД России по Нижегородской области  в принятии Л. на учет на получение единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения, за Л. признано право на получение единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения с учетом проживающих совместно с ним членов семьи - двух несовершеннолетних детей. На ГУ МВД России по Нижегородской области возложена обязанность принять Л. на учет для получения единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения с учетом проживающих совместно с ним членов семьи с 29 августа 2012 года.

По правилам ч. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Решение районного суда, которое было принято судами как безусловное основание для удовлетворения требований истца, не может иметь правового значения по настоящему гражданскому делу, так как вышеприведенным решением установлены обстоятельства, которые имели место только на момент постановки Л. и его несовершеннолетних детей на учет для получения единовременной социальной выплаты.

В тоже время факт признания права за сотрудником и его членами семьи на выплату в рамках процедуры разрешения вопроса о постановке на учет является обязательным (для чего отдельного решения (документа) не требуется), однако указанное не является однозначно окончательным для выплаты, поскольку во временной период от даты постановки на учет до момента выплаты денежных средств положение лица, претендующего на выплату, относительно жилищных условий или состава семьи может измениться, что обязаны проверить, то есть убедиться в нуждаемости, соответствующие органы ГУ МВД России по Нижегородской области, в силу нижеприведенных положений.

Согласно п. 4 Правил предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 № 1223, единовременная выплата предоставляется по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, руководителя иного федерального органа исполнительной власти, в котором проходят службу сотрудники, которое оформляется правовым актом с указанием размера единовременной выплаты, рассчитанного на день принятия соответствующего решения.

Также согласно п. 26 Правил, органы МВД РФ могут направлять запросы для получения информации, необходимой для предоставления единовременной выплаты. Указанные запросы направляются с целью проверки определенных сведений.

Решение об осуществлении единовременной выплаты принимается при наличии документально подтвержденных правовых оснований, в пределах бюджетных ассигнований, утвержденных МВД России на данные цели. На основании доведенных объемов, согласно очередности, от сотрудников запрашиваются обновленные документы, указанные в пункте 5 Правил (раздел 2 Методических рекомендаций № 1/2551 от 02.04.2012, разработанных Министерством внутренних дел России).

Из материалов дела и личного учетного дела сотрудника установлено, что письмом Л. был уведомлен ответчиком о поступлении дополнительных лимитов бюджетных ассигнований для получения единовременной выплаты, где указывалось, что для определения размера выплаты, ему следует представить обновленные документы.

ГУ МВД России по Нижегородской области была проведена проверка достоверности сведений, содержащихся в документах направленных Л., в ходе которой было установлено, что Л. зарегистрирован с 2006 года в двухкомнатной квартире, общей площадью 61,5 кв.м, расположенной по адресу: ***,  принадлежащей на праве собственности его матери. В квартире прописан один истец, состав семьи один человек.

Согласно представленного истцом договора найма жилого помещения он и его дети проживают в двухкомнатной квартире, общей площадью  44,9 кв.м, расположенной по адресу: *** принадлежащей на праве собственности в 1/2 доле каждой - его матери и его тете. В браке истец не состоит, брак расторгнут в 2011 году. От брака имеет двух детей, в отношении которых исполняет алиментные обязательства.

Несовершеннолетние дети истца зарегистрированы вместе со своей матерью с 2009 года в принадлежащей ей на праве собственности квартире, общей площадью 93,7 кв.м, расположенной по адресу: ***, обучаются в школе территориально расположенной по месту их регистрации и проживания.

Таким образом, судом не учтено, что на момент принятия решения о предоставлении истцу единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения несовершеннолетние дети членами его семьи не являлись.

При рассмотрении вопроса о предоставлении Л. единовременной выплаты на заседании жилищной комиссии вышеприведенные обстоятельства были учтены и,  поскольку факт проживания детей с заявителем не подтвердился, было принято решение о предоставлении истцу единовременной социальной выплаты в размере *** рубль с составом семьи один человек. Этим же решением Л. снят с учета очередников с составом семьи три человека. При этом данное решение комиссии Л. не оспаривал и оно не было признано недействительным в установленном законом порядке.

Указанные обстоятельства в нарушение ст. 56 ГПК РФ не вошли в предмет доказывания по делу и не получили правовой оценки суда.

Кроме того, взыскивая в пользу истца недоплату единовременной социальной выплаты для приобретения или  строительства жилого помещения, суд не учел, что он не вправе подменять орган, вынесший ненормативный акт в решении вопроса  о выплате (не выплате) единовременной социальной выплаты. 

Таким образом, суд, удовлетворяя требования истца, нарушил положения Федерального закона от 19 июля 2011 года № 247-ФЗ и Правил предоставления единовременной социальной выплаты, что повлияло на исход дела.

 

Постановление № 44г-56/2016

 

 

Вопросы, связанные с нарушением норм материального права

 

1. Спорные отношения между истцом и ответчиком возникли из договора обязательного страхования гражданской ответственности, заключенного до 01 сентября 2014 года, ввиду чего к данным отношениям не применяются положения Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года № 223-ФЗ.

 

Р.Э. обратилась в суд с иском к ООО «Зетта Страхование» о защите прав потребителей.

В обоснование заявленных требований указала, что  произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Рено Логан,  принадлежащего К.В., под управлением Р.А. и автомобиля Мицубиси Ланцер,  принадлежащего Р.Э., под управлением Р.Г.  Виновным в данном дорожно-транспортном происшествии признан Р.А. В результате ДТП автомобиль истца  получил механические повреждения. Автогражданская ответственность Р.Э. застрахована в ООО «Зетта Страхование». 21 января 2015 года Р.Э. обратилась в страховую компанию с заявлением о наступлении страхового случая, предоставив необходимый пакет документов. 02 марта 2015 года Р.Э. произведена выплата страхового возмещения. Считает, что  срок выплаты нарушен страховщиком на 21 день, в связи с чем просила взыскать со страховой компании неустойку за период с 10.02.2015 по 02.03.2015,  компенсацию морального вреда, а также понесенные судебные расходы.

Решением мирового судьи исковые требования Р.Э. удовлетворены частично.

Апелляционным определением городского суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда вынесенные по делу судебные постановления отменены в связи  с существенным нарушением норм материального права, дело направлено на новое рассмотрение мировому судье.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции пришел к выводу (с которым согласился суд апелляционной инстанции) о том, что с учетом того, что спорные отношения между истцом и ответчиком возникли из договора обязательного страхования, заключенного до 01 сентября 2014 года, срок страховой выплаты подлежит исчислению в соответствии с п.2 ст.13 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в редакции Федерального закона от 01 декабря 2007 года № 306-ФЗ, и составляет 30 дней, соответственно, принимая во внимание факт предоставления истцом страховщику полного комплекта документов 20 января 2015 года, указанный срок истек 20 февраля 2015 года. Поскольку страховое возмещение выплачено Р.Э. 02 марта 2015 года, с ООО «Зетта Страхование» в пользу истца подлежит взысканию неустойка за неисполнение данной обязанности за период с 20 февраля 2015 года по 01 марта 2015 года, а также на основании ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» компенсация морального вреда.

Вместе с тем, определяя размер неустойки, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, суд первой инстанции пришел к выводу (с которым согласился суд апелляционной инстанции) о применении к правоотношениям сторон п.21 ст.12 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года № 223-ФЗ, и с учетом положений ст.333 Гражданского кодекса РФ установил к взысканию неустойку в сумме *** рублей. При этом суд первой инстанции указал, что факт заключения договора ОСАГО до 01 сентября 2014 года не имеет правого значения.

Однако данные выводы суда первой инстанции противоречат его же выводам об исчислении срока страховой выплаты в соответствии с п.2 ст.13 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в редакции Федерального закона от 01 декабря 2007 года № 306-ФЗ.

В пункте 21 ст.12 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года № 223-ФЗ предусмотрено, что страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или выдать ему направление на ремонт транспортного средства с указанием срока ремонта либо направить потерпевшему мотивированный отказ в страховой выплате в течение 20 календарных дней, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня принятия к рассмотрению заявления потерпевшего о страховой выплате или прямом возмещении убытков и приложенных к нему документов, предусмотренных правилами обязательного страхования. При несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с настоящим Федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

Применяя при определении расчета неустойки вышеприведенную норму, суд не учел разъяснения, данные в п.13 ст.5 Федерального закона РФ от 21 июля 2014 года № 223-ФЗ, о том, что положения Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в редакции настоящего Федерального закона применяются к отношениям между потерпевшими, страхователями и страховщиками, возникшим из договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, заключенных после вступления в силу соответствующих положений настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Иной порядок применения положений Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года №223-ФЗ о неустойке и финансовой санкции ст. 5 не предусмотрен.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п.44 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 года № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», предусмотренный п. 21 ст. 12 Закона об ОСАГО двадцатидневный срок рассмотрения страховщиком заявления потерпевшего о страховом случае подлежит применению к отношениям между страховщиком и потерпевшим, возникшим из договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, заключенных начиная с 01 сентября 2014 года.

Соответственно и неустойка, предусмотренная абз.2 п.21 ст.12 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года № 223-ФЗ, применяется к правоотношениям сторон, возникшим из договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, заключенных после вступления в силу указанных положений закона - то есть после 01 сентября 2014 года.

Таким образом, учитывая, что спорные отношения между истцом и ответчиком возникли из договора обязательного страхования, заключенного до 01 сентября 2014 года, выводы судов первой и апелляционной инстанций об исчислении размера неустойки в соответствии с п.21 ст.12 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года № 223-ФЗ,  противоречат закону.

 

Постановление № 44г-53/2016

 

 

2. Удовлетворяя исковые требования о взыскании суммы переплаты ежемесячных процентов, суд не учел, что он произведен на иных условиях, чем те, что согласованы сторонами в кредитном договоре.

 

Л. обратился в суд с иском к ПАО ВТБ 24 о взыскании суммы неосновательного обогащения,  неустойки, штрафа, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 22 марта 2011 года в соответствии с кредитным договором, заключенным между ЗАО ВТБ 24 и Л., последнему предоставлен кредит на оплату приобретаемого автомобиля ***в сумме *** рублей сроком на 60 месяцев по 22 марта 2016 года под 15% годовых.Сумма кредита, полученная истцом 22.03.2011, была досрочно им возвращена банку 03.08.2012 с уплатой процентов за период пользования денежными средствами. При этом банк исчислил проценты за пользование кредитом неверно, в большем размере, чем по расчету истца, где разница составила 56 995,63 рублей.

Решением районного суда исковые требования удовлетворены частично, с ПАО ВТБ 24 в пользу Л. взысканы излишне выплаченные проценты в размере 56 995,63 рублей, неустойка, компенсация морального вреда, штраф. В остальной части иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда решение районного суда оставлено без изменения.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований суды первой и апелляционной инстанций согласились с доводами и расчетом истца, и исходили из того, что переплата образовалась в результате того, что банк на дату досрочной оплаты истцом кредита исчислил проценты, включенные в аннуитетные платежи, за период, предусмотренный в кредитном договоре - 60 месяцев, а не за период фактического пользования кредитом .

Постановлением президиума Нижегородского областного суда вынесенные по делу судебные постановления отменены в связи  с существенным нарушением норм материального права.

В силу п. 1 ст. 809 Гражданского кодекса РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Пунктом 4 той же статьи предусмотрено, что в случае возврата досрочно суммы займа, предоставленного под проценты в соответствии с пунктом 2 статьи 810 настоящего Кодекса, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов по договору займа, начисленных включительно до дня возврата суммы займа полностью или ее части.

В силу п. 1 ст. 819 Гражданского кодекса РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Согласно ст. 29 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках банковской деятельности» процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Понятие аннуитетного платежа определено в п. 2.2 Постановления Правительства РФ от 11.01.2000 № 28 «О мерах по развитию системы ипотечного жилищного кредитования в Российской Федерации», где указано на то, что аннуитетный платеж - это ежемесячный платеж, который включает полный платеж по процентам, начисляемым на остаток основного долга, а также часть самого кредита, рассчитываемую таким образом, чтобы все ежемесячные платежи при фиксированной процентной ставке были равными на весь кредитный период.

Согласно графику погашения кредита определена ежемесячная сумма аннуитетного платежа, которая состоит из суммы платежа в погашение основного долга и из суммы платежа в погашение процентов, которая ежемесячно уменьшается в связи с ежемесячным уменьшением суммы основного долга, то есть при неизменности размера ежемесячного аннуитетного платежа, с уменьшением остатка ссудной задолженности, уменьшался размер процентов.

Принимая расчет истца в качестве доказательства переплаты ежемесячных процентов, суд не учел, что данный расчет произведен на иных условиях, чем те, что прописаны в кредитном договоре. В основу расчета судом положен график платежей, составленный истцом, с другими исходными данными, где срок кредитования определен в 17 месяцев, без учета изменения суммы ежемесячного аннуитетногоплатежа, состоящей из основного долга с ежемесячным увеличением и процентов с ежемесячным уменьшением, что, как следствие, привело к снижению суммы подлежащих уплате процентов за данный период пользования кредитными денежными средствами.

Однако, удовлетворяя исковые требования, суд не исследовал приведенные обстоятельства, и не установил правомерность использования Л.при определении этой суммы указанных им показателей расчета.

В то же время судом в решении не приведено мотивов, по которым был отклонен расчет уплаты кредита с процентами, представленный ответчиком, произведенный по формуле, согласованной сторонами в кредитном договоре, равно как и суждений, относительно соответствия указанного способа начисления и оплаты процентов, требованиям статей 809, 819 Гражданского кодекса РФ.

Кроме того, судом при разрешении спора к ответчику была применена мера ответственности, предусмотренная положениями п. 5 ст. 28 Закона «О защите прав потребителей», согласно которым в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена - общей цены заказа. Сумма взыскиваемой потребителем неустойки не может превышать стоимость отдельной услуги или общую стоимость заказа, если стоимость отдельной услуги не определена договором.

Подпунктом «д» п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что при отнесении споров к сфере регулирования Закона о защите прав потребителей следует учитывать, что под финансовой услугой следует понимать услугу, оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).

Исходя из сложившихся правоотношений сторон и применительно к приведенной норме закона, с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 № 17, цена финансовой услуги состоит из суммы процентов, оплаченных заемщиком за весь период пользования кредитными денежными средствами.

Вопреки вышеуказанным положениям закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ судом первой инстанции расчет неустойки был произведен из суммы кредита и суммы уплаченных процентов, в результате чего взысканная судом сумма неустойки значительно превышает стоимость финансовой услуги, предоставленной банком.

Постановление № 44г-64/2016

 

3.  Предоставление гражданам жилого помещения в связи со сносом дома носит компенсационный характер и гарантирует им условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними. Другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма, равнозначное по общей площади ранее занимаемому, предоставляется гражданам не в связи с улучшением жилищных условий, поэтому необходимость предоставления жилого помещения по нормам предоставления противоречит закону.

 

 

Администрация обратилась с иском о выселении Г.Л.,  К.Г., К.Ю.,  несовершеннолетней К.А.  из квартиры дома 13 по ул. *** в квартиру дома 25  по ул.***.

Исковые требования обоснованы тем, что в соответствии с постановлением городской администрации жилой дом, в котором проживают ответчики по первоначальном иску признан аварийным и подлежащим сносу; администрации поручено расторгнуть в установленном порядке договоры социального найма с нанимателями жилых помещений в обозначенном доме в порядке, установленном действующим законодательством, и предоставить нанимателям жилые помещения по договорам социального найма в соответствии с действующим законодательством. Занимаемая ответчиками трехкомнатная квартира имеет общую площадь 30,1 кв.м, жилую 25 кв.м. Для заселения ответчиков администрацией предоставлена трехкомнатная квартира общей площадью 67,7 кв.м, жилой 39,3 кв.м. Ответчики от предложенного жилого помещения отказались, чем препятствуют сносу аварийного дома.

Г.Л. обратилась с встречным иском, просила обязать городскую администрацию предоставить ей квартиру в черте города общей площадью не менее 33 кв.м. В обоснование указала, что состоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Нанимателем расселяемой квартиры с 1972 года является К.Г. Считает, что по нормам Федерального закона от 21.07.2007 № 185-ФЗ «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», Муниципальной адресной программы сноса и реконструкции ветхого и сноса аварийного жилищного фонда в городе Нижнем Новгороде, утвержденной постановлением Городской Думы г. Н.Новгорода от 31.01.2007 № 4 ей полагается отдельная квартира по социальной норме предоставления. 

Решением районного суда исковые требования администрации, встречные исковые требования Г.Л. удовлетворены частично: К.Г., К.Ю., К.А. выселены из квартиры  дома 13 по ул. *** в квартиру дома 25 по ул.*** г. На администрацию возложена обязанность предоставить Г.Л. по договору социального найма изолированное благоустроенное жилое помещение в черте г. Нижнего Новгорода, отвечающее санитарным и техническим требованиям, общей площадью не менее 13 кв.м.

 Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда вынесенные по делу судебные постановления отменены в связи  с существенным нарушением норм материального права.

В целях создания безопасных и благоприятных условий проживания граждан Федеральный закон от 21.07.2007 № 185-ФЗ «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» устанавливает правовые и организационные основы предоставления финансовой поддержки субъектам Российской Федерации и муниципальным образованиям, в том числе, на переселение граждан из аварийного жилищного фонда.

Наличие региональной адресной программы по переселению граждан из аварийного жилищного фонда является одним из условий участия субъекта РФ в реализации указанного Федерального закона и получения финансовой поддержки на ее реализацию за счет средств Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства (п. 11 ч. 1 ст. 14, ст. 16 Закона).

Частью 3 ст. 16 Федерального закона от 21.07.2007 № 185-ФЗ определено, что переселение граждан из аварийного жилищного фонда осуществляется в соответствии с жилищным законодательством.

Порядок переселения граждан из аварийного жилищного фонда нормативно регламентирован ст.ст. 86-89 Жилищного кодекса РФ.

В силу ст. 86 Жилищного кодекса РФ, если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

Согласно ч. 1 ст. 89 Жилищного кодекса РФ предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены ст.ст. 86-88 данного Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта. В случаях, предусмотренных федеральным законом, гражданам, которые состоят на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях или имеют право состоять на данном учете, жилые помещения предоставляются по нормам предоставления.

Федеральный закон от 21.07.2007 № 185-ФЗ не относится к числу законов, на которые указывает отсылочная норма ч. 1 ст. 89 Жилищного кодекса РФ.

В подтверждение встречного иска Г.Л. указывала на нормы части 5 ст. 9 Федерального закона от 17.12.2009 № 316-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», согласно которым положения ч. 1 ст. 89 ЖК РФ и ч. 3 ст. 16 Федерального закона от 21.07.2007 № 185-ФЗ распространены на правоотношения, связанные с переселением граждан из аварийного жилищного фонда и возникшие с 1 января 2009 года. Однако приведенные нормы также не являются ссылкой ч. 1 ст. 89 Жилищного кодекса РФ, поскольку лишь закрепляют порядок введения в действие части 3 ст. 16 Федерального закона от 21.07.2007 № 185-ФЗ в редакции Федерального закона от 17.12.2009 № 316-ФЗ и не предусматривают право граждан, состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, на получение при расселении аварийного фонда жилого помещения по нормам предоставления.

В соответствии с разъяснениями п. 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» при выселении граждан из жилых помещений по основаниям, перечисленным в ст.ст. 86-88 Жилищного кодекса РФ, другое благоустроенное жилое помещение по договору социального найма, равнозначное по общей площади ранее занимаемому, предоставляется гражданам не в связи с улучшением жилищных условий, а потому иные обстоятельства (названные, например, в ч. 5 ст. 57, ст. 58 Жилищного кодекса РФ), учитываемые при предоставлении жилых помещений гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, во внимание не принимаются. При этом граждане, которым в связи с выселением предоставлено другое равнозначное жилое помещение, сохраняют право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, если для них не отпали основания состоять на таком учете (ст. 55 Жилищного кодекса РФ).

Таким образом, предоставление гражданам в связи со сносом дома другого жилого помещения носит компенсационный характер и гарантирует им условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними.

При таких обстоятельствах, выводы судов о необходимости обеспечения Г.Л. жилым помещением по нормам предоставления противоречат закону.

 

Постановление № 44г-69/2016

 

 

Председатель кассационного состава

 

судебной коллегии по гражданским делам                              Е.Н. Цыпкина 

Поиск по сайту