• ff1
  • ff2
  • ff3

Обзор судебной практики по уголовным делам президиума Нижегородского областного суда за III квартал 2016 года

Утвержден

президиумом Нижегородского областного суда

«___» ________________ 2016 г.

 

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ПРЕЗИДИУМА НИЖЕГОРОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА IIIКВАРТАЛ 2016 ГОДА

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

1. Предметная и территориальная подсудность

1.1. Согласно ч.1 ст.31 УПК РФ мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, за исключением исчерпывающего перечня уголовных дел, перечисленных в данной норме закона.

 

Нарушение указанного правила определения подсудности выявлено президиумом в ходе рассмотрения в кассационном порядке уголовного дела в отношении П.Л.Г.

1 марта 2016 года в Канавинский районный суд г. Нижний Новгород Нижегородской области поступило уголовное дело по обвинению П.Л.Г. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.1712 УК РФ.

Согласно п.1 ч.1 ст.228 УПК РФ по поступившему в суд уголовному делу судья должен выяснить, подсудно ли уголовное дело данному суду.

Постановлением судьи Канавинского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области К. от 2 марта 2016 года по указанному уголовному делу было назначено предварительное слушание, а постановлением этого же судьи от 14 марта 2016 года – судебное заседание.

При принятии решения о проведении по делу предварительного слушания судом, в том числе, констатировано, что уголовное дело в отношении П.Л.Г. подсудно Канавинскому районному суду г. Нижний Новгород Нижегородской области.

Между тем, санкция инкриминированного П.Л.Г. преступления предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет. В соответствии с ч.1 ст.31 УПК РФ, уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, подсудны мировому судье за исключением исчерпывающего перечня преступлений, в который не включено преступление, предусмотренное ч.1 ст.1712 УК РФ.

Приведенные положения закона обязывали суд первой инстанции в рамках рассмотрения вопроса о назначении судебного заседания разрешить вопрос о направлении уголовного дела в отношении П.Л.Г. по подсудности в порядке п.1 ч.1 ст.227 УПК РФ, однако в результате ошибки при определении подсудности данного уголовного дела оно было рассмотрено по существу с постановлением 5 апреля 2016 года обвинительного приговора.

Рассмотрение уголовного дела вопреки правилам предметной подсудности не отвечает требованию справедливого правосудия, поскольку суд, не уполномоченный на рассмотрение указанного дела, не обладает статусом надлежащего (законного) суда, не наделен качеством управомоченного государством органа по восстановлению справедливости, а постановленный в результате данного производства приговор не может признаваться реально обеспечивающим права и свободы граждан.

Выявленное президиумом нарушение уголовно-процессуального закона послужило основанием для отмены приговора Канавинского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 5 апреля 2016 года и направления уголовного дела по обвинению П.Л.Г. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.1712 УК РФ, на новое рассмотрение мировому судье судебного участка № 6 Канавинского судебного района г. Нижний Новгород Нижегородской области.

 

Постановление президиума от 10 августа 2016 года

№ 44-у-96/2016

 

1.2. Согласно ч.1 ст.396 УПК РФ вопрос о зачете времени содержания под стражей в соответствии со ст.72 УК РФ разрешается судом, постановившим приговор, однако, в силу ч.2 ст.396 УПК РФ, если приговор приводится в исполнение в месте, на которое не распространяется юрисдикция суда, постановившего приговор, указанный вопрос разрешается судом того же уровня, а при его отсутствии в месте исполнения приговора – вышестоящим судом.

 

Указанные требования закона были нарушены при рассмотрении Богородским городским судом Нижегородской области ходатайства осужденного Ч.В.В. о зачете времени задержания в срок отбывания наказания.

Осужденный Ч.В.В., отбывающий наказание в ФКУ ИК-6 ГУФСИН России по Нижегородской области (пос.Мирный Варнавинского района Нижегородской области) по приговору Богородского городского суда Нижегородской области от 12 июля 2011 года, обратился в Богородский городской суд Нижегородской области с ходатайством о зачете в срок отбывания наказания времени его задержания при производстве по уголовному делу.

Богородским городским судом Нижегородской области ходатайство осужденного Ч.В.В. было принято к производству, рассмотрено по существу в порядке ст.ст. 396, 397, 399 УПК РФ и постановлением от 20 февраля 2013 года удовлетворено.

Между тем, в соответствии с чч. 1 и 2 ст.396 УПК РФ, вопросы о зачете времени содержания под стражей в срок наказания (п.11 ст.397 УПК РФ) разрешаются судом, постановившим приговор. При этом, если приговор приводится в исполнение в месте, на которое не распространяется юрисдикция суда, постановившего приговор, то указанные вопросы разрешаются судом того же уровня, а при его отсутствии в месте исполнения приговора – вышестоящим судом.

В силу указанных нормативных предписаний Богородский городской суд Нижегородской области не был наделен компетенцией осуществлять производство и выносить решение по ходатайству осужденного Ч.В.В., отбывающего наказание в районе, не относящемся к территориальной юрисдикции данного суда, по вопросу о зачете времени задержания в срок отбытия наказания.

Рассмотрение вопреки основополагающим принципам уголовного судопроизводства ходатайства осужденного Ч.В.В. Богородским городским судом Нижегородской области повлекло нарушение права гражданина на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, а, следовательно, и его права на справедливое судебное разбирательство.

Выявленное президиумом нарушение территориальной подсудности, допущенное судом первой инстанции при рассмотрении ходатайства осужденного Ч.В.В., наряду с иными процессуальными нарушениями повлекло отмену постановления Богородского городского суда Нижегородской области от 20 февраля 2013 года и направление ходатайства осужденного на новое рассмотрение в Варнавинский районный суд Нижегородской области.

 

Постановление президиума от 27 июля 2016 года

№ 44-у-94/2016

2. Право на защиту

2.1. Согласно п.1 ч.1 ст.51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника, в порядке, предусмотренном ст.52 УПК РФ, то есть в письменном виде. На основании ч.2 ст.47 УПК РФ эти положения закона по обеспечению права на защиту распространяются и на осужденного на последующих стадиях судебного разбирательства, связанных с проверкой законности итогового решения по делу.

 

Требования об обязательности участия защитника в отсутствие письменного отказа осужденного от его услуг нарушены в ходе кассационного (в порядке гл.45 УПК РФ, действовавшей до 1 января 2013 года) производства по уголовному делу в отношении С.С.Д., Ш.В.А.

Приговором Арзамасского городского суда Нижегородской области от 17 мая 2007 года С.С.Д. осужден по ч.1 ст.111, ч.2 ст.162, п. «а» ч.3 ст.111, пп.  «б», «в» ч.2 ст.132 и по ч.1 ст.105 УК РФ; Ш.В.А. осужден по п. «а» ч.3 ст.111, пп. «б», «в» ч.2 ст.132 УК РФ.

На указанный приговор С.С.Д. и Ш.В.А., а также адвокаты В.Е.Б. и Б.И.В., осуществлявшие защиту данных осужденных в суде первой инстанции, подали кассационные жалобы в порядке гл.45 УПК РФ (в редакции, действовавшей до 1 января 2013 года).

27 июня 2007 года всем участникам уголовного процесса, в том числе адвокатам В.Е.Б. и Б.И.В., были направлены извещения о дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела в суде кассационной инстанции, однако названные адвокаты в судебное заседание не явились.

Данных о том, что к моменту кассационного производства осужденные С.С.Д. и Ш.В.А. отказались от услуг защитника в порядке, установленном ст.52 УПК РФ, то есть по собственной инициативе и в письменном виде, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах, учитывая вышеприведенные положения уголовно-процессуального закона, для обеспечения защиты интересов осужденных, а также в целях соблюдения принципа состязательности и равноправия сторон, закрепленного в чч. 1, 4 ст.15 УПК РФ, суду кассационной инстанции надлежало разрешить вопрос об обеспечении осужденных С.С.Д. и Ш.В.А. защитниками по назначению.

Однако вопрос о причинах неявки адвокатов В.Е.Б. и Б.И.В., а также о необходимости назначения осужденным С.С.Д. и Ш.В.А. защитников судебной коллегией обсужден не был, и вопреки ст.51 УПК РФ уголовное дело рассмотрено 17 июля 2007 года в отсутствие защитников осужденных с оставлением их кассационных жалоб без удовлетворения.

Неразрешение судом кассационной инстанции указанных вопросов признано президиумом существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлиявшим на исход дела, поскольку оно повлекло лишение участников судопроизводства права на защиту, а также нарушение их права на справедливое судебное разбирательство.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 17 июля 2007 года в отношении осужденных С.С.Д. и Ш.В.А. отменено, уголовное дело направлено на новое кассационное рассмотрение в порядке, предусмотренном положениями гл.45 УПК РФ (в редакции, действовавшей до 1 января 2013 года).

 

Постановление президиума от 27 июля 2016 года

№ 44-у-79/2016

 

2.2. В соответствии с ч.2 ст.38911 УПК РФ о месте, дате и времени судебного заседания суда апелляционной инстанции стороны должны быть извещены не менее чем за 7 суток до его начала, при этом согласно ч.2 ст.128 УПК РФ срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток.

 

По смыслу ч.2 ст.38911 УПК РФ, установленный данной нормой срок извещения о месте, дате и времени рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке необходим и объективно достаточен для надлежащей подготовки сторон к участию в заседании суда апелляционной инстанции. Несвоевременное извещение участников процесса о дате и времени рассмотрения дела в апелляционном порядке является нарушением таких основополагающих принципов уголовного судопроизводства, как законность при производстве по уголовному делу, обеспечение прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, состязательность сторон, эффективность представления в апелляционном суде позиций сторон по всем аспектам рассматриваемых вопросов.

Указанные нарушения допущены Сеченовским районным судом Нижегородской области при разрешении апелляционной жалобы Д.Ю.Н. на постановление мирового судьи судебного участка Сеченовского судебного района Нижегородской области от 17 сентября 2015 года, которым Д.Ю.Н. возвращено заявление о взыскании с Д.А.Н. процессуальных издержек по уголовному делу по обвинению Д.А.Н.  в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ, производство по которому 10 августа 2015 года было прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

Постановлением от 19 января 2016 года было назначено судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы Д.Ю.Н. на постановление мирового судьи судебного участка Сеченовского судебного района Нижегородской области от 17 сентября 2015 года. Соответствующее уведомление было направлено Д.Ю.Н. по почте.

Согласно материалам дела Д.Ю.Н. извещение о назначении судебного заседания суда апелляционной инстанции получил 28 января 2016 года.

В силу положений ч.2 ст.128 УПК РФ срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток.

Таким образом, предусмотренный ч.2 ст.389.11 УПК РФ, срок истекал в 24 часа 4 февраля 2016 года, а судебное заседание суда апелляционной инстанции по рассмотрению апелляционной жалобы потерпевшего Д.Ю.Н. на постановление мирового судьи от 17 сентября 2015 года состоялось в этот же день в период времени с 13 часов 30 минут до 14 часов 00 минут.

Указанные обстоятельства послужили основанием для отмены апелляционного постановления Сеченовского районного суда Нижегородской области от 4 февраля 2016 года по заявлению Д.Ю.Н. о взыскании процессуальных издержек и направления уголовного дела в этой части на новое апелляционное рассмотрение в Сергачский районный суд Нижегородской области, т.к. Сеченовский районный суд Нижегородской области является односоставным, и возможность рассмотрения данным судом указанного материала в силу ч.2 ст.63 УПК РФ исчерпана.

 

Постановление президиума от 14 сентября 2016 года

№ 44-у-106/2016

 

3. По смыслу закона, судебный акт должен быть изложен таким образом, чтобы исключить двойное толкование позиции суда по ключевым вопросам, подлежащим разрешению в рамках конкретной судебной процедуры.

 

Указанные требования нарушены Канавинским районным судом г. Нижний Новгород Нижегородской области при рассмотрении ходатайства осужденного С.Р.Н. о переводе из исправительной колонии строгого режима в колонию-поселение.

Рассматривая ходатайство осужденного С.Р.Н. о переводе в колонию-поселение для дальнейшего отбывания наказания, суд в описательно-мотивировочной части постановления указал следующее: «…часть срока, после которого возможен перевод в колонию-поселение – 2/3, истекла 27.06.2015 года. Данное обстоятельство дает суду право принять решение об условно-досрочном освобождении, но не обязывает принять такое решение…»

Тем самым, при обосновании своих выводов в рамках ходатайства осужденного о переводе его на более льготные условия отбывания наказания, суд произвольно подменил предмет рассмотрения иным вопросом – о возможности условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, который регламентирован иной нормой уголовного закона, имеет собственные правовые основания применения, и в ходатайстве осужденного не затрагивался.

По смыслу уголовно-процессуального закона, критерию мотивированности (ч.4 ст.7 УПК РФ) и, как следствие, приемлемости, судебное решение может отвечать только при наличии в нем чётких, однозначных формулировок, исключающих двусмысленность в их толковании.

Поскольку в описательно-мотивировочной части постановления от 20 апреля 2016 года имеются существенные противоречия, относящиеся к сути заявленного осужденным ходатайства, президиум констатировал, что указанное постановление нельзя признать законным и мотивированным.

Постановление Канавинского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 20 апреля 2016 года отменено, ходатайство осужденного С.Р.Н. о переводе в колонию-поселение для дальнейшего отбывания наказания направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Постановление президиума от 14 сентября 2016 года

№ 44-у-110/2016

 

По аналогичным правовым основаниям отменено апелляционное постановление Нижегородского областного суда от 25 мая 2016 года, которым оставлено без изменения постановление Канавинского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 16 марта 2016 года об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденного Н.И.В. Судом апелляционной инстанции допущено противоречие в описательно-мотивировочной части, а также между описательно-мотивировочной и резолютивной частями постановления по вопросу о наличии либо отсутствии оснований для ревизии обжалуемого постановления от 16 марта 2016 года: сославшись на проверенные с учетом доводов апелляционных жалоб материалы, позиции участников процесса, суд апелляционной инстанции заключил, что обжалуемое постановление подлежит отмене. После чего, изложив содержание материалов судебного производства по ходатайству об условно-досрочном освобождении осужденного Н.И.В. от отбывания наказания вопреки ранее сделанному выводу об отмене постановления, указал, что оснований ставить под сомнение выводы суда первой инстанции не установлено, нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение постановления судьи, не допущено. В резолютивной части апелляционного постановления суд апелляционной инстанции изложил решение об оставлении постановления Канавинского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 16 марта 2016 года без изменения.

 

Постановление президиума от 27 июля 2016 года

№ 44-у-92/2016

 

Подобное нарушение допущено также Тоншаевским районным судом Нижегородской области при рассмотрении ходатайства осужденного З.А.И. о приведении состоявшихся в отношении него судебных решений в соответствие с действующим законодательством в порядке п.13 ст.397 УПК РФ.

При пересмотре приговора, которым З.А.И. осужден по ч.2 ст.159 УК РФ, суд сделал вывод о необходимости применения Федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ, однако постановил переквалифицировать действия З.А.И. на ч.2 ст.159 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ. Указанные противоречия между описательно-мотивировочной и резолютивной частями постановления наряду с нарушениями уголовного закона, допущенными при рассмотрении ходатайства осужденного, явились основанием для отмены постановления Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 11 января 2012 года и направления ходатайства З.А.И. о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Постановление президиума от 20 июля 2016 года

№ 44-у-87/2016

 

4. В силу ч.7 ст.241 УПК РФ провозглашение только вводной и резолютивной частей приговора возможно лишь в случае рассмотрения уголовного дела в закрытом судебном заседании либо в случае рассмотрения уголовного дела о преступлениях в сфере экономической деятельности  (глава 22 УК РФ), а также о преступлениях, предусмотренных ст.ст.205-206, 208, ч.4 ст.211, ч.1 ст.212, ст.ст.275, 276, 279 и 281 УК РФ.

 

Нарушение указанных требований закона выявлены президиумом при рассмотрении уголовного дела в отношении Р.И.Л., осужденного приговором Нижегородского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 30 декабря 2015 года за совершение 14 преступлений, предусмотренных ч.3 ст.290 УК РФ.

Согласно материалам, уголовное дело в отношении Р.И.Л. было рассмотрено в открытом судебном заседании в общем порядке.

Инкриминированные Р.И.Л. преступления не отнесены уголовно-процессуальным законом к преступлениям, по делам о которых возможно провозглашение только вводной и резолютивной частей постановленного приговора.

Из протокола судебного заседания следует, что Нижегородским районным судом г.Нижний Новгород Нижегородской области судебное разбирательство по уголовному делу в отношении Р.И.Л. было проведено в период с 8 сентября 2015 года (начало судебного заседания 14 часов 00 минут) по 30 декабря 2015 года (окончание судебного заседания 16 часов 00 минут).

Из представленных инициатором кассационного производства документов, явившихся основанием для проведения служебной проверки, а также из заключения по результатам служебной проверки, проведенной председателем Нижегородского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области, следует, что в протоколе судебного заседания неверно указано время оглашения приговора 30 декабря 2015 года в отношении Р.И.Л. При этом из содержания данного заключения усматривается, что оглашение приговора в отношении Р.И.Л. было начато 30 декабря 2015 года в 9 часов 00 минут. Приговор был оглашен с начала до конца первого эпизода, затем – квалификация, наказание и резолютивная часть. Фактически судебное заседание было окончено в 10 часов 30 минут.

Об этих обстоятельствах сторона защиты указывала в замечаниях на протокол судебного заседания, которые были безмотивно отклонены председательствующим по делу.

Доводы о неполном оглашении приговора, указанные стороной защиты в апелляционной жалобе на приговор от 30 декабря 2015 года, оценки со стороны суда апелляционной инстанции не получили – при проверке законности и обоснованности приговора в отношении Р.И.Л. суд формально сослался на наличие постановления об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, устранившись от проверки этих доводов по существу. Также суд апелляционной инстанции формально констатировал, что данных, свидетельствующих о нарушениях в этой части, стороной защиты не представлено.

Таким образом, судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда, проверяя 22 июня 2016 года уголовное дело в отношении Р.И.Л. в апелляционном порядке, данные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом первой инстанции, не выявила и не устранила, ограничившись формальным указанием на законность действий суда при оглашении приговора.

Вышеперечисленные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе судебного разбирательства в судах первой и апелляционной инстанций, являются существенными, повлиявшими на исход дела, поскольку несоблюдение судебной процедуры, регламентированной ст.310 УПК РФ, обусловило неправосудность приговора в целом и его правовую нелигитимность.

В связи с изложенным президиум отменил приговор Нижегородского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 30 декабря 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 22 июня 2016 года и направил уголовное дело в отношении Р.И.Л. на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Постановление президиума от 14 сентября 2016 года

№ 44-у-107/2016

 

5. По смыслу ч.4 ст.38912 УПК РФ апелляционное производство по апелляционной жалобе частного обвинителя подлежит прекращению в случае неявки в суд частного обвинителя без уважительной причины только в том случае, когда в апелляционном порядке проверяется уголовное дело по существу выдвинутого обвинения.

 

Ошибочное толкование указанной нормы закона в ходе рассмотрения апелляционной жалобы частного обвинителя – потерпевшей С.Н.Е. на постановление мирового судьи судебного участка Вадского судебного района Нижегородской области от 14 июля 2015 года, которым С.Н.Е. отказано во взыскании с К.М.В. процессуальных издержек, явилось основанием для отмены апелляционного постановления Вадского районного суда Нижегородской области от 10 сентября 2015 года и направления материалов дела в этой части на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд.

Прекращая апелляционное производство по апелляционной жалобе частного обвинителя – потерпевшей С.Н.Е., Вадский районный суд Нижегородской области руководствовался положениями ч.4 ст.38912 УПК РФ, согласно которой в случае неявки в суд без уважительной причины частного обвинителя, его законного представителя или представителя, подавших апелляционную жалобу, суд апелляционной инстанции прекращает апелляционное производство по его жалобе.

Вместе с тем, поскольку С.Н.Е. обжаловала не итоговое решение по уголовному делу, а постановление, принятое по вопросу процессуальных издержек, применению подлежали общие нормы, регулирующие процедуру рассмотрения апелляционной жалобы на решение суда.

При таких обстоятельствах, оснований для прекращения производства по апелляционной жалобе заявителя по причине ее неявки в судебное заседание у суда апелляционной инстанции не имелось, поскольку в силу ч.3 ст.38912 УПК РФ неявка лиц, своевременно извещенных о месте, дате и времени заседания суда апелляционной инстанции, за исключением лиц, участие которых в судебном заседании обязательно, не препятствует рассмотрению уголовного дела.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона признано президиумом существенным, поскольку оно лишило частного обвинителя возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, и повлияло на законность вынесенного судом решения в стадии апелляционного производства.

Постановление президиума от 14 сентября 2016 года

№ 44-у-109/2016

 


УСЛОВНО-ДОСРОЧНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ

ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

И ЗАМЕНА НЕОТБЫТОЙ ЧАСТИ НАКАЗАНИЯ

БОЛЕЕ МЯГКИМ ЕГО ВИДОМ

 

1. По смыслу ч.4 ст.7 УПК РФ и ст.79 УК РФ, вывод суда о возможности либо невозможности применения к осужденному условно-досрочного освобождения не может быть основан на предположениях и должен формироваться исходя из всестороннего исследования данных о его поведении за весь период отбывания наказания. При этом суду следует учитывать аргументированные мнения представителя администрации исправительного учреждения и прокурора о наличии либо отсутствии оснований для признания лица не нуждающимся в дальнейшем отбывании наказания.

 

Несоблюдение указанных положений уголовного и уголовно-процессуального закона повлекло отмену постановления Лукояновского районного суда Нижегородской области от 1 декабря 2015 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Г.С.Б. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, и апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 11 февраля 2016 года.

Отказывая в удовлетворении ходатайства Г.С.Б. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, суд в обоснование вывода о недостижении в отношении осужденного целей наказания сослался на то, что соблюдение правил внутреннего распорядка и установленного режима содержания, которые осужденный выполняет, является его прямой обязанностью, а их игнорирование влечет дисциплинарную ответственность, а также на то, что за весь период отбывания наказания его поведение не всегда было стабильно положительным, за что он привлекался к дисциплинарной ответственности.

Данный вывод суда первой инстанции президиумом признан не основанным на исследованных в судебном заседании материалах, из которых следовало, что осужденный Г.С.Б. в течение продолжительного периода отбывания наказания в ФКУ ИК–20 ГУФСИН России по Нижегородской области выполняет все требования режима, действующих взысканий не имеет, добросовестно выполняет трудовые обязанности, активно участвует в общественной жизни колонии, поддерживает отношения с законопослушной частью осужденных, в обращении вежлив, поддерживает устойчивые социальные связи с родственниками, имеет 28 поощрений, в том числе за добросовестное отношение к труду и примерное поведение, которые объявлялись ему в течение всего срока отбывания наказания, с 26 февраля 2009 года находится на облегченных условиях отбывания наказания, вину в совершении инкриминируемого преступления признает частично, в содеянном раскаивается, на заседании совета воспитателей отряда от 31 декабря 2014 года аттестован как лицо, твердо вставшее на путь исправления, вопрос о месте жительства и работы в случае условно-досрочного освобождения разрешен. Администрация исправительного учреждения и прокурор, участвовавший в судебном заседании, поддержали ходатайство Г.С.Б. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Каких-либо конкретных данных, подлежащих учету в рамках ст.79 УК РФ, и отрицательно характеризующих осужденного, препятствующих применению к нему условно-досрочного освобождения, судом не установлено и в обжалуемом постановлении не приведено.

Единственное взыскание на Г.С.Б. было наложено в 2011 году – за нарушение установленного порядка отбывания наказания, не являющееся в силу положений ст.116 УИК РФ злостным, – и спустя непродолжительное время было снято соответствующим поощрением.

Несмотря на все перечисленные данные о личности Г.С.Б., в том числе, положительную характеристику за длительный период отбывания наказания, в которой имеются ссылки на его добросовестное отношение к труду и примерное поведение, наличие поощрений, а также мнение представителя администрации  и прокурора о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания, суд оставил данное ходатайство без удовлетворения, формально сославшись лишь на то, что цели наказания, указанные в ст. 43 УК РФ, в полном объеме не достигнуты, в связи с чем, условно-досрочное освобождение осужденного Г.С.Б. является преждевременным, без приведения в постановлении каких-либо конкретных фактов в обоснование такой позиции по заявленному ходатайству.

Тем самым, вопреки установленным в судебном заседании данным, которые объективно позволяли суду придти к выводу о сформированности у осужденного Г.С.Б. на момент его обращения с ходатайством в порядке ст.79 УК РФ законопослушного поведения, суд произвольно отверг эту информацию об осужденном, ограничившись лишь формально-декларативной интерпретацией требований закона об обязательности выполнения осужденным требований внутреннего распорядка в период отбывания наказания.

Суд апелляционной инстанции вышеуказанные обстоятельства также оставил без внимания, согласившись с выводами суда первой инстанции о преждевременности условно-досрочного освобождения осужденного Г.С.Б. от отбывания назначенного судом наказания.

При таких обстоятельствах вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что в отношении осужденного Г.С.Б. цели наказания в полном объеме не достигнуты, в связи с чем, условно-досрочное освобождение от отбывания назначенного судом наказания является преждевременным, нельзя признать обоснованным, поскольку в указанных судебных решениях не приведено предусмотренных законом обстоятельств, препятствующих применению к осужденному условно-досрочного освобождения.

В связи с указанными нарушениями закона судебные решения в отношении осужденного Г.С.Б. отменены, ходатайство осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

Постановление президиума от 6 июля 2016 года

№ 44-у-84/2016

Аналогичные нарушения закона выявлены президиумом в постановлении Борского городского суда Нижегородской области от 15 апреля 2016 года и апелляционном постановлении Нижегородского областного суда от 30 июня 2016 года, вынесенных по ходатайству осужденного А.А.И. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Рассмотрев ходатайство осужденного А.А.И., суд установил, что за весь период отбывания наказания нарушений режима содержания и правил внутреннего распорядка он не допускал, взысканий дисциплинарного характера не имел. В апреле 2012 года был трудоустроен на должность библиотекаря, зарекомендовав себя как добросовестный и грамотный работник, умеющий быстро и качественно выполнить любую поставленную задачу. За добросовестное отношение к труду и хорошее поведение имеет 14 поощрений. Посещает воспитательные и культурно-массовые мероприятия, занятия по социально-правовой подготовке и производственно-экономическому обучению, стремится к повышению образовательного уровня. Участвует в психодиагностических мероприятиях. С представителями администрации всегда вежлив и корректен. Не имеет имущественных взысканий по приговору суда, исполнительные листы в ФКУ ИК-11 не поступали. В коллективе поддерживает отношения только с положительно характеризующимися осужденными. Внешне опрятен, спальное место и тумбочку содержит в удовлетворительном санитарном состоянии, бережно обращается с выданным вещевым имуществом. Социально-полезные связи устойчивые.

Каких-либо конкретных фактических обстоятельств, имеющих правовое значение при рассмотрении ходатайства в порядке ст.79 УК РФ и препятствующих применению к осужденному условно-досрочного освобождения, судом не установлено и в обжалуемом постановлении не приведено.

Отказывая в удовлетворении ходатайства А.А.И. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания при установленных обстоятельствах, суд указал на их недостаточность для вывода о том, что осужденный не нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания, а соблюдение им режима отбывания наказания и правил внутреннего распорядка, по мнению суда, не может рассматриваться как свидетельство достижения цели исправления. Суд также констатировал, что в отношении А.А.И. не достигнута такая цель уголовного наказания, как восстановление социальной справедливости, которая обеспечивается не только посредством возмещения причиненного вреда, но и соразмерностью лишения или ограничения прав и свобод осужденного материальному вреду и нравственным страданиям потерпевшего.

Таким образом, суд первой инстанции немотивированно, произвольно отверг объективно установленную информацию, позволявшую прийти к выводу о сформированности в мотивации осужденного А.А.И. установки на законопослушное поведение на момент его обращения с ходатайством в порядке ст.79 УК РФ.

Более того, указав, что позитивно-ориентированное поведение осужденного на основе соблюдения им режима отбывания наказания и правил внутреннего распорядка относится к его прямым обязанностям, суд фактически признал, что, данные обстоятельства не имеют правового значения при установлении наличия или отсутствия оснований для условно-досрочного освобождения. Одновременно с этим в судебное решение включена формально-декларативная ссылка на недостижение применительно к А.А.И. такой цели уголовного наказания, как восстановление социальной справедливости – обстоятельство, выходящее за рамки предусмотренных законодательством критериев, определяющих решение об условно-досрочном освобождении осужденного.

Тем самым, суд ошибочно истолковал положения ст.79 УК РФ, что повлекло их неправильное применение в процессе разрешения ходатайства А.А.И. и, наряду с отмеченным нарушением уголовно-процессуального закона, повлияло на исход дела.

Проверяя законность и обоснованность постановления суда от 15 апреля 2016 года, суд апелляционной инстанции вышеуказанные обстоятельства также оставил без внимания, согласившись с выводами суда первой инстанции о преждевременности условно-досрочного освобождения осужденного А.А.И.

Выявленные президиумом нарушения закона явились основанием для отмены постановления Борского городского суда Нижегородской области от 15 апреля 2016 года и апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 30 июня 2016 года и направления ходатайства осужденного А.А.И. на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Постановление президиума от 14 сентября 2016 года

№ 44-у-111/2016

 

2. По смыслу закона, при замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, срок более мягкого наказания не должен превышать неотбытую часть срока того вида наказания, который избран приговором.

 

Неправильное толкование положений ст.80 УК РФ, предусматривающих возможность замены оставшейся неотбытой части наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части, принудительных работ или лишения свободы более мягким видом наказания, повлекшее неправильное применение указанной нормы закона, послужило основанием для изменения постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 16 июля 2015 года, вынесенного по ходатайству осужденного Е.Р.Ю.

Обстоятельства дела таковы.

Приговором Московского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 13 августа 2012 года Е.Р.Ю. осужден по ч.3 ст.159 УК РФ (30 преступлений), ч.3 ст.30, ч.3 ст.159 УК РФ (8 преступлений), с применением ч.3 ст.69 УК РФ, ч.5 ст.69 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с началом срока 15 августа 2012 года. Зачтено Е.Р.Ю. отбытое наказание по приговору Московского районного суда г. Нижний Новгород с 18 октября 2011 года по 14 августа 2012 года.

Приговор в установленном законом порядке не обжалован.         

Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 16 июля 2015 года ходатайство осужденного Е.Р.Ю. о замене неотбытой части наказания более  мягким видом наказания удовлетворено: неотбытая часть наказания в виде лишения свободы сроком 1 год 2 месяца 29 дней заменена на ограничение свободы сроком 2 года 5 месяцев 28 дней, с возложением определенных обязанностей и ограничений.

Проверяя указанное постановление в кассационном порядке, президиум указал следующее.

При замене неотбытой части наказания в порядке ст.80 УК РФ суд может избрать любой более мягкий вид наказания в соответствии с видами наказаний, указанными в ст.44 УК РФ, в пределах, предусмотренных УК РФ для каждого вида наказания.

Кроме того, согласно закону, срок ограничения свободы, назначенный в порядке замены, в соответствии с ч.3 ст.80 УК РФ определяется пределами, предусмотренными для данного вида наказания (ч.2 ст.53 УК РФ) и должен исчисляться исходя из фактически отбытого срока.

По смыслу закона, срок более мягкого наказания, назначенный в порядке замены, не должен превышать неотбытую часть срока лишения свободы.

При этом недопустимо руководствоваться требованиями ч.5 ст.53 УК РФ, поскольку эта норма регламентирует порядок определения срока наказания при замене ограничения свободы более строгим наказанием в виде  лишения свободы в случаях злостного уклонения осужденного от отбывания назначенного приговором наказания, тогда как замена наказания более мягким его видом в порядке ст.80 УК РФ осуществляется в качестве поощрения осужденного за соблюдение порядка отбывания наказания, изначально избранного приговором суда.

Суд, приняв решение о замене осужденному, доказавшему свое исправление примерным поведением и честным отношением к труду, неотбытой части наказания более мягким видом, в то же время фактически увеличил срок наказания, назначенного Е.Р.Ю. по приговору суда, чем ухудшил его положение, поскольку назначение  наказания свыше 1 года 2 месяцев 29 дней, то есть свыше неотбытого срока наказания, влечет правовые последствия, ухудшающие положение осужденного, что недопустимо.

Указанное нарушение закона повлияло на исход дела, привело к неправильному определению осужденному вида и размера уголовного наказания, назначенного в порядке ст.80 УК РФ, в связи с чем оно признано президиумом основанием для изменения обжалованного осужденным Е.Р.Ю. постановления, замены оставшейся неотбытой им части наказания в виде лишения свободы (1 год 2 месяца 29 дней) ограничением свободы на срок 1 год 2 месяца 29 дней.

 

Постановление президиума от 10 августа 2016 года
№ 44-у-98/2016


ЖАЛОБЫ В ПОРЯДКЕ СТАТЬИ 125 УПК РФ

 

По смыслу закона, в порядке ст.125 УПК РФ не может быть обжаловано постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, поскольку, подтверждая обоснованность предъявленного обвинения, суд фактически предрешал бы и вопрос о виновности лица в совершении конкретного преступления, что относится к исключительной компетенции суда при рассмотрении дела по существу предъявленного обвинения, и тем самым вступил бы в противоречие с конституционным принципом независимости суда, гарантирующим в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам.

 

Ошибочное толкование положений ст.125 УПК РФ, повлекшее неправильное применение указанной нормы закона, явилось основанием для отмены постановления Нижегородского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 30 декабря 2015 года и апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 10 марта 2016 года, принятых по жалобе адвоката А.Д.В. в интересах Ш.Д.Ю. в порядке ст.125 УПК РФ.

Постановлением Нижегородского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 30 декабря 2015 года удовлетворена жалоба адвоката А.Д.В. в интересах Ш.Д.Ю. на постановление следователя СЧ ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области М.Т.И. от 17 сентября 2015 года о привлечении Ш.Д.Ю. в качестве обвиняемого по уголовному делу № 60032; указанное постановление от 17 сентября 2015 года признано незаконным и необоснованным, на руководителя СЧ ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области возложена обязанность устранить допущенные нарушения.

Апелляционным постановлением Нижегородского областного суда от 10 марта 2016 года постановление от 30 декабря 2015 года оставлено без изменения.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определениях от 2 июля 2009 года № 1009-О-О, 27 мая 2010 года № 633-О-О, от 23 апреля 2015 года № 945-О, при осуществлении в период предварительного расследования судебного контроля за законностью и обоснованностью процессуальных актов органов дознания, следователей и прокуроров не должны предрешаться вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. В частности, в порядке ст.125 УПК РФ не может быть обжаловано постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, поскольку, подтверждая обоснованность предъявленного обвинения, суд фактически подтверждал бы и виновность лица в совершении конкретного преступления, что не могло бы не оказать отрицательного воздействия на независимость и беспристрастность суда при вынесении им приговора, противоречило бы конституционному принципу независимости суда (ст.120 Конституции Российской Федерации), гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам.

Правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации нашла отражение и в акте официального толкования указанной нормы уголовно-процессуального закона – постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст.125 УПК РФ» (в редакции от 23 мая 2016 года №23), исключающем постановления следователя о привлечении лица в качестве обвиняемого из сферы судебного контроля на досудебных стадиях уголовного судопроизводства (п.31).

Судом первой инстанции сделан ошибочный вывод о приемлемости жалобы адвоката А.Д.В. в интересах Ш.Д.Ю. для рассмотрения в рамках процедуры, регламентированной ст.125 УПК РФ, в результате чего суд принял к производству и рассмотрел жалобу на постановление следователя о привлечении Ш.Д.Ю. в качестве обвиняемого – по вопросу, который на досудебной стадии уголовного судопроизводства относится к исключительной компетенции следователя и впоследствии может стать предметом будущего судебного разбирательства по существу уголовного дела, поэтому не является предметом рассмотрения в порядке ст.125 УПК РФ.

Судом апелляционной инстанции указанное нарушение не выявлено и не устранено.

Вышеуказанное нарушение закона явилось основанием для отмены постановления Нижегородского районного суда г. Нижний Новгород Нижегородской области от 30 декабря 2015 года и апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 10 марта 2016 года и прекращения производства по жалобе адвоката А.Д.В. в интересах Ш.Д.Ю. в порядке ст.125 УПК РФ.

Постановление президиума от 20 июля 2016 года

№ 44-у-82/2016

 

Аналогичное нарушение закона выявлено президиумом в апелляционном постановлении Нижегородского областного суда от 21 апреля 2016 года, вынесенном по жалобе заявителя Х.Н.П.

Постановлением Нижегородского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 2 февраля 2016 года удовлетворена жалоба Х.Н.П. на постановление следователя СЧ ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области М.Т.И. от 28 октября 2015 года о привлечении Х.Н.П. в качестве обвиняемого по уголовному делу №332430; указанное постановление от 28 октября 2015 года признано незаконным и необоснованным, на руководителя СЧ ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области возложена обязанность устранить допущенные нарушения.

Апелляционным постановлением Нижегородского областного суда от 21 апреля 2016 года постановление Нижегородского районного суда г.Нижний Новгород Нижегородской области от 2 февраля 2016 года отменено. Жалоба заявителя Х.Н.П. о признании незаконным и необоснованным постановления следователя СЧ ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области М.Т.И. от 28 октября 2015 года о привлечении Х.Н.П. в качестве обвиняемого по уголовному делу № оставлена без удовлетворения.

Рассмотрев указанную жалобу заявителя по существу, суд апелляционной инстанции тем самым констатировал ее приемлемость для рассмотрения в порядке ст.125 УПК РФ.

Вместе с тем, вопрос о законности и обоснованности постановления о привлечении в качестве обвиняемого, исходя из правовой позиции Конституционного Суда РФ, на досудебной стадии уголовного судопроизводства относится к исключительной компетенции следователя и впоследствии может стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела, поэтому не является предметом рассмотрения в порядке ст.125 УПК РФ.

Указанное нарушение закона послужило основанием для отмены апелляционного постановления Нижегородского областного суда от 21 апреля 2016 года по жалобе заявителя Х.Н.П. и направления материала судебно-контрольного производства на новое апелляционное рассмотрение.

 

Постановление президиума от 10 августа 2016 года

№ 44-у-97/2016

 

 

Председатель судебного состава

по рассмотрению уголовных дел

в кассационной инстанции                                                                          И.Ю. Азов

  

Поиск по сайту