• foto1
  • foto2
  • foto3

Судебное делопроизводство


Решение по делу № 33-2090/2015
(для получения полной информации по делу нажмите сюда)

Судья: Васильков С.А

Дело № 33-2090\2015

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.НижнийНовгород 31марта2015года

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе

председательствующего судьи: Лазорина Б.П.

судей: Мироновой Н.В., Кузьмичева В.А.

при секретаре: Герасимовой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ФИО1 на решение Богородского городского суда Нижегородской области от 30 октября 2014 года по гражданскому делу по иску ОАО «Сибур-Нефтехим» к ФИО1 о возложении обязанности по запрещению выполнения работ, сносе сооружений,

УСТАНОВИЛА:

ОАО "Сибур-Нефтехим" (далее Общество, истец) обратился с иском к Поспеловскому А.В., в обоснование которого указал, что Общество является собственником этилено и пропиленопроводов кадастровый номер , который проходит по территории ряда районов Нижегородской области, в том числе, по территории Богородского района Нижегородской области. Для строительства трубопроводов в ДД.ММ.ГГГГ году были выделены земельные участки, в том числе земли сельскохозяйственного назначения, трубопроводы введены в эксплуатацию в ДД.ММ.ГГГГ году. Трубопроводы предназначены для транспортировки этилена и пропилена (сжиженных углеводородных газов, обладающих опасными свойствами), поэтому истцом участок магистрального продуктопровода этилена Кстово-Дзержинск и участок магистрального продуктопровода пропилена Кстово-Дзержинск зарегистрированы в государственном реестре опасных производственных объектов ДД.ММ.ГГГГ.

Правилами охраны магистральных трубопроводов, которые утверждены Постановлением Госгортехнадзора РФ ДД.ММ.ГГГГ размер охранной зоны вдоль всей трассы трубопроводов составляет <данные изъяты> метров от оси трубопровода с каждой стороны. Истец сведения об охранной зоне трубопровода в границах Богородского района внес в ГКН с присвоением учетного номера .

В рамках проведения планового обхода трубопроводов ДД.ММ.ГГГГ истец выявил несанкционированное проведение работ в охранной зоне трубопровода, которые выполнялись на земельном участке с кадастровым номером , который полностью входит в охранную зону трубопроводов, и принадлежит на праве собственности ответчику.

Пунктом 4.4 Правил охраны магистральных трубопроводов запрещено без письменного разрешения предприятий трубопроводного транспорта возводить любые постройки и сооружения, складировать материалы. Ответчик в нарушение указанного пункта производит указанные работы, на предписания истца их прекратить в добровольном порядке, ответил отказом, это послужило поводом для обращения истца в суд с иском, в котором он просит суд:

1) запретить ответчику выполнение работ и действий на земельном участке с кадастровым номером общей площадью <данные изъяты> кв. м., расположенного по адресу: ФИО2 <адрес>, <адрес> без согласования выполняемых работ с ОАО «Сибур-Нефтехим»,

2) обязать ответчика произвести демонтаж построенных конструкций (сооружений) и вывезти строительные материалы, мусор, имеющиеся на земельном участке с кадастровым номером общей площадью <данные изъяты> кв. м., расположенный по адресу: <адрес> (л.д. 3-6 т.1).

В процессе рассмотрения дела истец изменил исковые требования, предъявив иск в порядке ст. 39 ГПК РФ (л.д. 115-118 т. 4). В обоснование измененного иска указал, что на земельном участке с кадастровым номером , ответчик возвел здание (жилой дом) общей площадью <данные изъяты> кв. м., который истец считает самовольной постройкой. В обоснование доводов о том, что здание, возведенное ответчиком, является самовольной постройкой, истец указывает, что оно возведено на земельном участке, относящемся к категории земель – земли сельскохозяйственного назначения, к территориальной зоне «зона инженерно-транспортной инфраструктуры», в пределах которой запрещено установление видов разрешенного использования, связанных со строительством каких-либо зданий.

Кроме этого, по мнению истца, ответчиком возведено самовольное строение, так как в нарушение п. 1 ст. 222 ГК РФ, 51 ГрК РФ, а также п. п. 4.4, 5.1 Правил охраны магистральных трубопроводов ответчик осуществил работы по строительству здания без получения разрешения на осуществления указанных работ в охранной зоне трубопровода у его владельца.

По утверждению истца, возведенное ответчиком строение, обладает признаками самовольной постройки, так как оно возведено с нарушением градостроительных и строительных норм и правил, в частности, здание возведено с нарушением п. 3.16 СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы» расстояние между земельным участком ответчика и расположенным на нем зданием нарушает указанные требования.

Существование постройки нарушает права и законные интересы истца, как собственника участков магистральных этилено и пропиленопроводов, а также создает угрозу жизни людей, поэтому истец просит суд: обязать ответчика произвести демонтаж (снести) построенных конструкций (сооружений), в том числе здания (жилого дома), общей площадью <данные изъяты> кв. м., вывезти строительные материалы, мусор, имеющиеся на земельном участке с кадастровым номером , расположенный по адресу: <адрес>, в течение трех недель с момента вступления в силу решения по настоящему делу.

Решением Богородского городского суда Нижегородской области от 30 октября 2014 года иск ОАО «Сибур-Нефтехим» удовлетворен частично.

На Поспеловского А.В. возложена обязанность произвести демонтаж построенных конструкций (сооружений) и вывезти строительные материалы, мусор с земельного участка с кадастровым номером общей площадью <данные изъяты> кв.м., расположенного по адресу: <адрес>

Поспеловскому А.В. запрещено на указанном земельном участке производить следующие действия без письменного разрешения ОАО "Сибур-Нефтехим":

возводить любые постройки и сооружения;

высаживать деревья и кустарники всех видов, складировать корма, удобрения, материалы, сено и солому, располагать коновязи, содержать скот, выделять рыбопромысловые участки, производить добычу рыбы, а также водных животных и растений, устраивать водопои, производить колку и заготовку льда;

сооружать проезды и переезды через трассы трубопроводов, устраивать стоянки автомобильного транспорта, тракторов и механизмов, размещать сады и огороды;

производить мелиоративные земляные работы, сооружать оросительные и осушительные системы;

производить всякого рода открытые и подземные, горные, строительные, монтажные и взрывные работы, планировку грунта.

В части запрета ответчику совершать прочие действия и работы без согласования с ОАО "Сибур-Нефтехим" на земельном участке с кадастровым номером общей площадью 2000 кв.м., расположенным по адресу: <адрес> отказано.

С этим решением не согласился Поспеловский А.В., предъявил апелляционную жалобу, в которой просит отменить решение суда первой инстанции и принять новое решение. В обоснование требований, изложенных в апелляционной жалобе, Поспеловский А.В. указал, что являясь собственником земельного участка, относящегося к землям поселений, он начал строительство на нем жилого дома для постоянного проживания. Между тем, по утверждению заявителя жалобы, Общество в нарушение статьи 56 ГПК РФ, не представило суду доказательств, правоустанавливающих документов, подтверждающих законность прокладки магистрального трубопровода. Вопреки данной норме процессуального права Общество представило свидетельство о регистрации права собственности на продуктопроводы от ДД.ММ.ГГГГ, и не представило кадастровый паспорт на данный объект недвижимости, что, по мнению, Поспеловского А.В. означает отсутствие объекта недвижимости. Кроме этого, отсутствие объекта недвижимости, по мнению заявителя жалобы, подтверждает тот факт, что в нарушение ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» трубопроводы, являющиеся сложным и неделимым объектом, не зарегистрирован во всех регистрационных округах, где он расположен, и как того требуют ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», «О государственном кадастре недвижимости».

В соответствии со ст. 328 ГПК РФ по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления суд апелляционной инстанции вправе: оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционные жалобу, представление без удовлетворения.

В силу ст. 330 п. 1 п.п. 4 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего гражданского дела судом допущено не было, суд правильно определил фактические обстоятельства дела, правильно применил нормы материального права, регулирующие правоотношения, возникшие между сторонами, нарушений норм процессуального права, которые могли бы повлечь отмену принятого решения, допущено не было.

Из материалов дела следует и установлено судом, что Поспеловский А.В. является собственником земельного участка, относящегося к землям населенных пунктов, разрешенное использование – малоэтажная жилищная застройка, общей площадью <данные изъяты> кв. м., расположенный по адресу: <адрес>. (л.д. 67 т.1).

Также материалами дела подтверждается и не отрицается ответчиком Поспеловским А.В., что им на указанном земельном участке произведено строительство жилого дома, на который ДД.ММ.ГГГГ было зарегистрировано право собственности (л.д. 79 т. 4). Жилой дом имеет общую площадь 133 кв. м., двух-этажный, расположен по адресу: <адрес>.

Судебной коллегией установлено, что за ОАО «Сибур-нефтехим» ДД.ММ.ГГГГ зарегистрировано право собственности на этилено и пропиленопроводы (транспортировка этилена и пропилена), длиной <данные изъяты> км, инвентарный номер: <данные изъяты>, литеры <адрес>, расположенного по адресу: <адрес> от эстакады установки низкотемпературного распределения для транспортирования по трубопроводу, расположенной на территории Нефтехимического завода до корпуса <адрес>. (л.д. 10 т.1). Указанный этилено и пропиленопровод введен в эксплуатацию в ДД.ММ.ГГГГ году. (л.д. 11-12 т.1).

ОАО «Сибур-нефтехим» в соответствии с предоставленной лицензией осуществляет работы, связанные с эксплуатацией химически опасных производственных объектов, к которым относится получение, использование, переработка, хранение, транспортировка, уничтожение высокотоксичных веществ, способных при воздействии на живые организмы приводить к их гибели. Местом осуществления лицензируемого вида деятельности является <адрес> от эстакады установки низкотемпературного распределения для транспортирования по трубопроводу, расположенной на территории нефтехимического завода до цеха завода Окиси этилена и гликолей. (л.д. 223-225 т. 1).

Как следует из материалов дела Общество осуществляет работы, связанные с эксплуатацией химически опасных объектов, в том числе производит работы по транспортировке высокотоксичных веществ (этилена и пропилена), в ходе которых эксплуатирует, находящийся в их собственности этилено и пропиленопроводы, расположенные по адресу: ФИО2 <адрес>, Кстовский, Дальнеконстантиновский, Богородский, районы, г. Н. Новгород, <адрес> от эстакады установки низкотемпературного распределения для транспортирования по трубопроводу, расположенной на территории Нефтехимического завода до корпуса <данные изъяты> Окиси этилена и гликолей.

Участок магистрального продуктопровода пропилена «Кстово-Дзержинск», а также Участок магистрального продуктопровода этилена «Кстово-Дзержинск» зарегистрированы в государственном реестре опасных производственных объектов, о чем ОАО «Сибур-Нефтехим» выдано свидетельство (л.д. 13-14 т. 1).

Продуктопровод в районе земельного участка, принадлежащего ответчику, состоит из двух ниток: дальняя нитка трубопровода диаметром 400 мм, ближняя нитка трубопровода диаметром 200 мм. При этом, по одной нитке продуктопровода транспортируется этилен газ в трубах с диаметром 400мм, по другой нитке может транспортироваться пропилен сжиженный газ в трубах с диаметром 200 мм (л.д. 40 т.3, л.д. 173-174 т.1).

Общество, предъявляя иск в суд, утверждает, что построенный ответчиком жилой дом является самовольной постройкой, так как построен с нарушением строительных, градостроительных норм и правил, в охранной зоне путепровода, без получения разрешения на производство работ в охранной зоне магистрального трубопровода, а поэтому просит произвести демонтаж (снос) построек.

Удовлетворяя исковое заявление Общества, суд пришел к выводу, что дом, построенный ответчиком, является самовольной постройкой, так как возведен на земельном участке, который полностью находится в пределах охранной зоны продуктопровода, принадлежащего Обществу, у ответчика не имелось разрешения на его возведение, постройка нарушает права Общества.

Данные выводы являются верными, они сделаны на основе установленных судом фактических обстоятельств дела, которые подтверждены допустимыми и относимыми доказательствами, при этом, суд верно применил нормы материального права, которые регулируют спорные правоотношения.

Согласно п.п.1,3 ст.222 ГК РФ, самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Согласно п.26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГг. «О некоторых вопросах, возникающий в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», рассматривая иски о признании права собственности на самовольную постройку, суд устанавливает, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, создает ли такая постройка угрозу жизни и здоровью граждан.

Отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. В то же время суду необходимо установить, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры к ее легализации, в частности к получению разрешения на строительство и/или акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию.

Если иное не установлено законом, иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению при установлении судом того, что единственными признаками самовольной постройки являются отсутствие разрешения на строительство и/или отсутствие акта ввода объекта в эксплуатацию, к получению которых лицо, создавшее самовольную постройку, предпринимало меры. В этом случае суд должен также установить, не нарушает ли сохранение самовольной постройки права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает ли угрозу жизни и здоровью граждан.

Таким образом, признаками самовольной постройки являются:

- создание постройки на земельном участке, не отведенном для строительства в установленном порядке,

- отсутствие необходимых разрешительных документов для строительства;

- создание объекта с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил

При этом каждый из признаков является самостоятельным и достаточным для того, чтобы признать постройку самовольной.

В соответствии с Федеральным законом "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" (ст. 2) магистральные этилено и пропиленопроводы относятся к категории опасных производственных объектов, что обусловлено взрыво- и пожароопасными свойствами транспортируемых по ним сжиженных углеводородных газов и подтверждается свидетельством о регистрации опасных производственных объектов.

На такие объекты в обязательном порядке распространяются требования промышленной безопасности.

В силу статей 9, 14 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" эксплуатирующая опасный производственный объект организация обязана обеспечить требования промышленной безопасности на опасном производственном объекте, которая определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий, обязана разрабатывать декларацию промышленной безопасности, а также выполнять указания, распоряжения и предписания федерального органа исполнительной власти в области промышленной безопасности, его территориальных органов и должностных лиц.

Пунктами 1, 2 ст. 3 указанного Закона установлено, что требования промышленной безопасности - это условия, запреты, ограничения и другие обязательные требования, содержащиеся в настоящем Федеральном законе, других федеральных законах, принимаемых в соответствии с ними нормативных правовых актах Президента Российской Федерации, нормативных правовых актах Правительства Российской Федерации, а также федеральных нормах и правилах в области промышленной безопасности.

Требования промышленной безопасности должны соответствовать нормам в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, охраны окружающей среды, экологической безопасности, пожарной безопасности, охраны труда, строительства, а также обязательным требованиям, установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации о техническом регулировании.

В соответствии со ст. 28 ФЗ "О газоснабжении в Российской Федерации" границы охранных зон объектов системы газоснабжения определяются на основании строительных норм и правил, правил охраны магистральных трубопроводов, других утвержденных в установленном порядке нормативных документов. Владельцы указанных земельных участков при их хозяйственном использовании не могут строить какие бы то ни было здания, строения, сооружения в пределах установленных минимальных расстояний до объектов системы газоснабжения без согласования с организацией - собственником системы газоснабжения или уполномоченной ею организацией; такие владельцы не имеют права чинить препятствия организации - собственнику системы газоснабжения или уполномоченной ею организации в выполнении ими работ по обслуживанию и ремонту объектов системы газоснабжения, ликвидации последствий возникших на них аварий, катастроф.

Минимальные расстояния до объектов системы газоснабжения определяются в соответствии со строительными нормами и правилами.

Аналогичные положения содержатся в пункте 6 статьи 90 Земельного кодекса РФ.

Статьей 32 "О газоснабжении в Российской Федерации" установлено, что здания, строения и сооружения, построенные ближе установленных строительными нормами и правилами минимальных расстояний до объектов систем газоснабжения, подлежат сносу за счет средств юридических и физических лиц, допустивших нарушения.

В пункте 4.1 Правил охраны магистральных трубопроводов, утвержденных Постановлением Госгортехнадзора России N 9 от ДД.ММ.ГГГГ предусмотрено, что для исключения возможности повреждения трубопроводов (при любом виде их прокладки) устанавливаются охранные зоны: вдоль трасс трубопроводов, транспортирующих сжиженные углеводородные газы, нестабильные бензин и конденсат, - в виде участка земли, ограниченного условными линиями, проходящими в 100 метрах от оси трубопровода с каждой стороны.

4.4. В охранных зонах трубопроводов без письменного разрешения предприятий трубопроводного транспорта запрещается:

а) возводить любые постройки и сооружения.

Из материалов дела следует и установлено судом, что в ДД.ММ.ГГГГ году ОАО «Сибур-Нефтехим» были проведены землеустроительные работы по описанию местоположения границ зоны с особыми условиями использования территории по адресу: <адрес> от эстакады установки низкотемпературного распределения для транспортирования по трубопроводу, расположенной на территории Нефтехимического завода до корпуса <данные изъяты> завода Окиси этилена и гликолей. (л.д. 89-138 т.1)

В декабре ДД.ММ.ГГГГ года ГБУ «Федеральная кадастровая палата Росреестра по Нижегородской области внесла сведения об охранной зоне трубопроводов в границах <адрес> ФИО2 <адрес> в государственный кадастр недвижимости с присвоением учетного номера (л.д. 15 т.1).

В соответствии с заключением экспертизы (л.д. 36-48 т.4) земельный участок Поспеловского А.В. и строящийся на нем дом, находится в охранной зоне трубопровода.

Выводы экспертизы подтверждаются кадастровой выпиской о земельном участке с кадастровым номером , принадлежащим ответчику, в которой указано, что этот земельный участок полностью входит в Зону: «Охранная зона объекта «Этилено и пропиленопровода (транспортировка этилена и пропилена), длина <данные изъяты> км, инвентарный номер: , условный номер (полигон охранной зоны). .

Таким образом, в нарушение предписаний, содержащихся в пунктах 4.1, 4.4 Правил охраны магистральных трубопроводов, ответчик осуществил строительство жилого дома.

Здания, строения и сооружения, построенные ближе установленных строительными нормами и правилами минимальных расстояний до объектов систем газоснабжения, подлежат сносу за счет средств юридических и физических лиц, допустивших нарушения. (статья 32 ФЗ «О газоснабжении в РФ»).

Минимальные расстояния до объектов системы газоснабжения определяются в соответствии со строительными нормами и правилами.

Пунктом 3.16 СНиП 2.05.06-85* «Магистральные трубопроводы» предусмотрено, что расстояния от оси подземных и наземных (в насыпи) трубопроводов до населенных пунктов, отдельных промышленных и сельскохозяйственных предприятий, зданий и сооружений должны приниматься в зависимости от класса и диаметра трубопроводов, степени ответственности объектов и необходимости обеспечения их безопасности, но не менее значений, указанных в табл. 4*.

Согласно Таблице 4 строительных норм и правил СНиП 2.05.06-85* "Магистральные трубопроводы", утвержденных Постановлением Госстроя СССР от ДД.ММ.ГГГГ N 30, в отношении трубопровода с условным диаметром до 600мм минимальное расстояние от оси газопровода до отдельно стоящих жилых зданий составляет 125 метров

В соответствии с заключением экспертизы ширина охранной зоны исследуемого продуктопровода может составлять минимально 200 метров и максимально 300 метров. Согласно плану границ земельных участков, земельный участок ответчика и строящийся на нем дом, находятся в охранной зоне продуктопровода, как при минимальной ширине, так и при максимальной ширине охранной зоны.

Кроме этого, из заключения экспертизы установлено, что минимальное расстояние от границы земельного участка ответчика до ближайшей нитки трубопровода (полипропиленопровода) составляет <данные изъяты> м., минимальное расстояние от строящегося дома ответчика до ближней нитки трубопровода (пропиленопровода) составляет <данные изъяты> метра, минимальное расстояние от границы земельного участка ответчика до дальней нитки трубопровода (этиленопровода) составляет <данные изъяты> метров, минимальное расстояние от строящегося дома ответчика до дальней нитки трубопровода (этиленопровода) составляет <данные изъяты> метров.

Таким образом, учитывая положения СНиП 2.05.06-85*, и заключения экспертизы, судебная коллегия приходит к выводу, что расстояние от трубопроводов транспортировки этилена и пропилена, принадлежащих истцу на праве собственности, до зданий, должно составлять не менее 125 метров от оси этиленопровода и не менее 75 метров от оси пропиленопровода. Между тем, фактическое расстояние между земельным участком ответчика и расположенным на нем зданием нарушает требования указанного СНиП.

В соответствии с пунктом 4 ст. 32 ФЗ «О газоснабжении в РФ» здания, строения и сооружения, построенные ближе установленных строительными нормами и правилами минимальных расстояний до объектов систем газоснабжения, подлежат сносу за счет средств юридических и физических лиц, допустивших нарушения.

Данная норма является императивной.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приходит к выводу, что возведенный ответчик дом построен с нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Приведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что строение, возведенное ответчиком на принадлежащем ему земельным участкам отвечает признакам самовольной постройки.

В пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» указано, что собственник земельного участка, субъект иного вещного права на земельный участок, его законный владелец либо лицо, права и законные интересы которого нарушает сохранение самовольной постройки, вправе обратиться в суд по общим правилам подведомственности дел с иском о сносе самовольной постройки.

В соответствии с пунктом 2.2 Правил охраны магистральных трубопроводов опасными производственными факторами трубопроводов являются: разрушение трубопровода или его элементов, сопровождающееся разлетом осколков металла и грунта;

возгорание продукта при разрушении трубопровода, открытый огонь и термическое воздействие пожара;

взрыв газовоздушной смеси;

обрушение и повреждение зданий, сооружений, установок;

пониженная концентрация кислорода;

дым;

токсичность продукции.

Существование предусмотренных законом требований в части установления для взрывоопасных производственных объектов охранных зон, недопустимости осуществления в их пределах, какого бы то ни было строительства, свидетельствует о наличии реальной угрозы нарушения прав, возникновения общественно опасных последствий самим возведением спорных объектов в пределах охранных зон, и не требует наступления неблагоприятных последствий.

Судебная коллегия полагает, что ОАО «Сибур-Нефтехим» является надлежащим лицом, имеющим право требования сноса самовольной постройки, а сохранение постройки невозможно, так как нахождение любых построек или сооружений в охранной зоне трубопроводов создает явную угрозу жизни и здоровью граждан.

Доводы апелляционной жалобы о том, что трубопровод, как объект недвижимости, не существует, так как нет его кадастрового паспорта, а также в связи с отсутствием в материалах дела правопдтверждающих документов, свидетельствующих о законности прокладки трубопровода, не могут быть приняты судебной коллегией во внимание.

Пунктом 8 части 2 статьи 7 ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" установлено, что в государственный кадастр недвижимости вносятся сведения об уникальных характеристиках объекта недвижимости, а также дополнительные сведения об объекте недвижимости, в том числе, сведения о вещных правах на объект недвижимости в объеме сведений, определенных порядком ведения государственного кадастра недвижимости.

Согласно п.п. 4 пункта 8 "Порядка ведения государственного кадастра недвижимости", утвержденных Приказом Минэкономразвития России от ДД.ММ.ГГГГ N 42, сведения о вещных правах на объект недвижимого имущества включают в себя: вид права, размер доли в праве и сведения о правообладателях.

В силу ч. 3 п. 2 ст. 14 ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости", сведения, внесенные в государственный кадастр недвижимости, предоставляются в виде кадастрового паспорта объекта недвижимости.

Кадастровый паспорт объекта недвижимости представляет собой выписку из государственного кадастра недвижимости, содержащую уникальные характеристики объекта недвижимости, а также в зависимости от вида объекта недвижимости иные предусмотренные настоящим Федеральным законом сведения об объекте недвижимости (часть 4 статьи 14 Закона о кадастре).

Отсутствие кадастрового паспорта трубопровода не свидетельствует об отсутствии трубопровода как недвижимой вещи, так как материалами дела подтверждается, что такой объект недвижимости существует, принадлежит на праве собственности истцу и проходит по участку ответчика.

Данные обстоятельства подтверждаются техническим паспортом на этилено и пропиленопроводы, в котором имеется ситуационный план данного объекта недвижимости (л.д. 12 т.1), кроме этого, из заключения экспертизы, и Приложения к нему следует, что две ветки этилено и пропилено провода, принадлежащие Обществу, проходят по земельному участку истца.

Кроме этого, за ОАО «Сибур-Нефтехим» зарегистрировано право собственности на этилено и пропилено проводы (л.д. 10 т.1), которое никем не оспорено, отсутствующим не признано, а, как указано в пункте 1 статьи 2 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права, а, следовательно, существования недвижимой вещи, этилено и пропилено провода.

В соответствии с пунктом 1.1. ст. 16 ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" заявления о государственной регистрации прав на предприятия как имущественные комплексы, объекты недвижимого имущества, расположенные на территориях более одного регистрационного округа (линейные объекты - объекты недвижимого имущества, являющиеся сложными или неделимыми вещами), и сделок с ними представляются в федеральный орган в области государственной регистрации.

Таким образом, особенностью предоставления заявления на государственную регистрацию имущественного комплекса в целом является территориальный признак подведомственности: заявление подается по месту нахождения имущественного комплекса, если он целиком находится на территории одного регистрационного округа, если на территории более чем одного регистрационного округа, то заявление подается в федеральный орган в области государственной регистрации, Росреестр, то есть в центральный орган, а не в территориальные органы.

Пункт 1.1 статьи 16 указанного Закона был введен в действие на основании Федерального Закона № 250-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственной регистрации прав и государственного кадастрового учета объектов недвижимости» от ДД.ММ.ГГГГ, который вступил в силу с ДД.ММ.ГГГГ.

Из материалов дела следует, что регистрация права собственности на этилено и пропиленопроводы Обществом была осуществлена ДД.ММ.ГГГГ в Дзержинском отделе УФРС по Нижегородской области.

На момент регистрации Обществом права собственности на этилено и пропилено проводы в статье 16 ФЗ № 221-ФЗ отсутствовал пункт 1.1, то есть, указанный закон не требовал регистрации права собственности на сложные и неделимые объекты недвижимости во всех регистрационных округах, по территории которых проходит трубопровод.

В соответствии со ст. 4 п. 1 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Действие ФЗ № 250-ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ законодателем не распространено на правоотношения, возникшие до введения его в действие.

В связи с изложенным, доводы апелляционной жалобы о том, что требования истца являются незаконными, так как Общество не зарегистрировало право собственности на этилено и пропиленопроводы во всех регистрационных округах, судебной коллегией во внимание не принимаются.

Доводы апелляционной жалобы о том, что при разрешении спора суд не принял во внимание, положения норм права, изложенных в Гражданском Кодексе РФ о праве граждан на осуществление своих гражданских прав в полном объеме, в том числе, права на распоряжение своим имуществом, судебная коллегия во внимание не принимает.

Согласно пункту 2 статьи 1 ГК РФ гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Земельный кодекс Российской Федерации определяет, что права на землю могут быть ограничены по основаниям, установленным этим Кодексом и федеральными законами, ограничения прав на землю устанавливаются актами исполнительных органов государственной власти, актами органов местного самоуправления, решением суда или в порядке, предусмотренном данным Кодексом для охранных зон (пункты 1 и 3 статьи 56 ЗК РФ).

Согласно пункту 6 статьи 90 ЗК РФ, предусматривающей такой порядок ограничения прав на землю, границы охранных зон, на которых размещены объекты системы газоснабжения, определяются на основании строительных норм и правил, правил охраны магистральных трубопроводов, других утвержденных в установленном порядке нормативных документов. На указанных земельных участках при их хозяйственном использовании не допускается строительство каких бы то ни было зданий, строений, сооружений в пределах установленных минимальных расстояний до объектов системы газоснабжения. Не разрешается препятствовать организации - собственнику системы газоснабжения или уполномоченной ею организации в выполнении ими работ по обслуживанию и ремонту объектов системы газоснабжения, ликвидации последствий возникших на них аварий, катастроф.

Из приведенных законоположений следует, что права на землю, в том числе на владение ее и пользование, могут быть ограничены по основаниям, установленным статьей 90 ЗК РФ и Федеральным законом "О газоснабжении в Российской Федерации" (статья 28), и такие ограничения устанавливаются в виде особых условий использования земельных участков и режима хозяйственной деятельности в охранных зонах, зонах минимальных расстояний от газопроводов до объектов различного назначения.

Следовательно, ответчик имеет право пользования своим земельным участком, но с ограничениями, установленным законами.

При указанных обстоятельствах, решение является законным и обоснованным, отмене не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Богородского городского суда Нижегородской области от 30 октября 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Поиск по сайту