• foto1
  • foto2
  • foto3

Судебное делопроизводство


Решение по делу № 33-3552/2015
(для получения полной информации по делу нажмите сюда)

Судья: ФИО2

Дело № 33-3552/2015

ФИО1 ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

<адрес>Новгород ДД.ММ.ГГГГ

Судебная коллегия по гражданским делам ФИО1 областного суда в составе

председательствующего судьи: Кутыревой Е.Б.

судей: Никитиной И.О., Сокуровой Ю.А,

при ведении протокола судебного заседания секретарем: ФИО6,

рассмотрела в открытом судебном заседании по апелляционной жалобе Открытого акционерного общества «Банк Уралсиб»

на решение ФИО1 районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ

гражданское дело по иску ФИО7 к Открытому акционерному обществу «Банк Уралсиб» о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда,

Заслушав доклад судьи областного суда Никитиной И.О., выслушав объяснения явившихся по делу лиц, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ФИО7 обратился в суд с иском к ОАО «Банк Уралсиб» о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, указывая, что ДД.ММ.ГГГГ между ним и ответчиком был заключен договор аренды индивидуального банковского сейфа, в котором хранились принадлежащие ему золотые украшения и золотые монеты в сумму *** рублей. В ночь с 02 по ДД.ММ.ГГГГ сотрудником банка была совершена кража чужого имущества. В результате кражи из арендованного ФИО7 сейфа было украдено принадлежащее ему имущество. По факту хищения было возбуждено уголовное дело. ДД.ММ.ГГГГ было вынесено постановление о приостановлении предварительного следствия в связи с розыском подозреваемого. Указанным постановлением установлено, что у ФИО7 были похищены золотые монеты, золотые часы, золотые цепочки и золотой крестик на общую сумму *** рублей. Впоследствии часть золотых монет на сумму *** рублей ФИО7 была возвращена.

На основании изложенного ФИО7 просил суд взыскать с ОАО «Банк Уралсиб» материальный ущерб в размере *** рублей, компенсацию морального вреда в размере *** рублей, а также штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере *** рублей.

В судебное заседание суда первой инстанции ФИО7 не явился, представил заявление о рассмотрении гражданского дела без его участия

Ответчик ОАО «Банк Уралсиб» исковые требования не признал, указывая на недоказанность размера причиненного вреда, а также на отсутствие правовых оснований для возложения на банк гражданско-правовой ответственности, поскольку сложившиеся между сторонами спора договорные отношения, вытекающие из договора аренды, не предполагают ответственности банка за сохранность содержимого ячейки.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, ФГКУ «Управление вневедомственной охраны ГУ МВД России по ФИО1 <адрес>» возражало относительно удовлетворения заявленных требований, указывая на недоказанность обстоятельств размера ущерба и отсутствие правовых оснований для его взыскания.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, ООО ЧОП «Роза» не выразило свою позицию по заявленным требованиям.

Решением ФИО1 районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ исковые требования ФИО7 удовлетворены частично. С ОАО «Банк Уралсиб» в пользу ФИО7 взыскан материальный ущерб в размере *** рублей, компенсация морального вреда в размере *** рублей, а также штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере *** рублей. В удовлетворении остальной части иска ФИО7 отказано. С ОАО «Банк Уралсиб» в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере *** рублей.

В апелляционной жалобе ОАО «Банк Уралсиб» поставлен вопрос об отмене решения суда как незаконного и необоснованного. Заявитель ссылается на недоказанность размера ущерба и вины Банка в причинении вреда ФИО7

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав пояснения явившихся участников процесса, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к следующему.

Как следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ между ФИО7, действующим исключительно в личных целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, и ОАО «Банк Уралсиб» был заключен договор аренды индивидуального банковского сейфа, в рамках исполнения которого ОАО «Банк Уралсиб» предоставило ФИО7 за плату во временное пользование индивидуальный банковский сейф № ***.

Судом первой инстанции установлено, что в указанном банковском сейфе ФИО7 хранились принадлежащие ему золотые украшения и золотые монеты.

В период со 02 по ДД.ММ.ГГГГ неустановленные лица, действуя группой лиц по предварительному сговору, незаконно проникли в помещение ФИО1 филиала ОАО «Банк Уралсиб», и тайно похитили имущество и денежные средства на сумму более *** рублей, принадлежащие клиентам банка, что послужило основанием для возбуждения уголовного дела № *** по признакам состава преступления, предусмотренного п.«б» ч.4 ст.158 УК РФ.

Постановлением следователя отдела по расследованию преступлений на территории ФИО1 <адрес> СУ УМВД России по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ ФИО7 был признан потерпевшим по уголовному делу № ***, возбужденному по факту указанных выше обстоятельств.

В ходе предварительного следствия, было установлено, что к совершению указанного преступления причастен К.А.Е., являвшийся сотрудником ООО ЧОП «Роза», осуществляющего охрану ФИО1 филиала ОАО «Банк Уралсиб», который ДД.ММ.ГГГГ, находясь в помещении банка на суточном дежурстве, совместно с неустановленными следствием лицами, проникли в депозитарий, взломали индивидуальную банковскую ячейку № ***, арендованную ФИО7 и тайно похитили из неё имущество, принадлежащее ФИО7, на общую сумму *** рублей, а именно, ***.

Впоследствии часть имущества, находившегося в индивидуальной банковской ячейки на общую сумму *** рублей, ФИО7 была возвращена, что послужило основанием для его обращения в суд с иском о взыскании оставшейся части ущерба с открытого акционерного общества «БАНК УРАЛСИБ» в размере *** рублей.

Разрешая настоящий правовой спор, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что заключенный между сторонами договор является договором хранения с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа и по этому договору банк несет ответственность за убытки, причиненные клиенту в результате несохранности содержимого сейфа, вызванного ненадлежащим исполнением обязательства по его охране.

Выводы суда мотивированы, подтверждены имеющимися в материалах дела доказательствами, которым в соответствии со ст. 67 ГПК РФ дана надлежащая оценка, постановлены при правильном применении норм материального права.

Доводы апелляционной жалобы подлежат отклонению по следующим мотивам.

Статья 309 ГК РФ устанавливает, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно ч. 1 ст. 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.

В соответствии с ч. 1 ст. 922 ГК РФ договором хранения ценностей в банке может быть предусмотрено их хранение с использованием поклажедателем (клиентом) или с предоставлением ему охраняемого банком индивидуального банковского сейфа (ячейки сейфа, изолированного помещения в банке).

По договору хранения ценностей в индивидуальном банковском сейфе клиенту предоставляется право самому помещать ценности в сейф и изымать их из сейфа, для чего ему должны быть выданы ключ от сейфа, карточка, позволяющая идентифицировать клиента, либо иной знак или документ, удостоверяющие право клиента на доступ к сейфу и его содержимому.

В силу ч. 3 ст. 922 ГК РФ по договору хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа банк обеспечивает клиенту возможность помещения ценностей в сейф и изъятия их из сейфа вне чьего-либо контроля, в том числе и со стороны банка.

Банк обязан осуществлять контроль за доступом в помещение, где находится предоставленный клиенту сейф.

Если договором хранения ценностей в банке с предоставлением клиенту индивидуального банковского сейфа не предусмотрено иное, банк освобождается от ответственности за несохранность содержимого сейфа, если докажет, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен либо стал возможным вследствие непреодолимой силы.

Согласно ч. 4 ст. 922 ГК РФ к договору о предоставлении банковского сейфа в пользование другому лицу без ответственности банка за содержимое сейфа применяются правила данного Кодекса о договоре аренды.

Исходя из смысла положений вышеприведенных правовых норм в их взаимосвязи, клиент, обратившийся в банк, вправе рассчитывать на полную сохранность содержимого банковского сейфа, и что ценности из сейфа не будут выданы неустановленному лицу либо лицу, не имеющему полномочий, ключа, и не включенного в договор, как лицо имеющее право на получение ценностей, находящихся в сейфе. При этом банк в рамках таких правоотношений при отсутствии иных указаний в договоре несет ответственность за сохранность содержимого ячейки и может быть освобожден от нее, только если докажет, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был невозможен либо стал возможным вследствие непреодолимой силы.

Пунктом 1 заключенного между сторонами договора аренды индивидуального банковского сейфа № *** от ДД.ММ.ГГГГ предусмотрено, что банк предоставляет клиенту за плату во временное пользование индивидуальной банковский сейф № *** в соответствии с действующими в банке Условиями аренды индивидуального банковского сейфа.

В соответствии с п. 2 указанного договора сейф запирается на замок, открываемый одновременно двумя ключами, из которых один является контрольным ключом банка, используется уполномоченным сотрудником банка для предоставления клиенту права пользования сейфом, храниться в банке; другой является клиентским, используется клиентом для пользования сейфом, существует в двух экземплярах, один из которых выдается на руки клиенту, другой – запасной – хранится в банке.

Согласно п. 12, 13, 14 договора клиент осуществляет все действия с содержимым сейфа вне контроля Банка. Банк не несет ответственности за содержимое сейфа; доступ клиента к сейфу, размещение и изъятие из него ценностей производится клиентом или его представителем, действующим на основании доверенности на право доступа к сейфу для физических лип или заявления на предоставление доступа к сейфу для юридических лиц; для получения доступа к сейфу клиент или его представитель обязаны предъявить свой личный паспорт.

В соответствии с п. 3.4 Условий аренды индивидуального банковского сейфа ответственность банка не распространяется на содержимое сейфа, т.к. банк не ознакомлен с предметом вложения и, соответственно, со стоимостью предмета вложения.

Между тем, в п. 3.1 Условий предусмотрено, что банк принимает все необходимые меры для защиты сейфа от повреждений, в том числе, обязательность которых предусмотрена законом, иными правовыми актами или в установленном ими порядке (противопожарные, охранные и т.д.) и незамедлительно сообщает клиенту о любых повреждениях сейфа либо других посягательствах, которые могут привести к утрате или повреждению ценностей.

Согласно п.п.3.2, 3.3 Условий банк вправе организовать в проход в депозитарное хранилище детектор стационарного металлоискателя, а в случае срабатывания детектора производит проверку входящего в хранилище ручным металлоискателем; клиенту может быть предложено оставить металлические и иные предметы за пределами хранилища; при невыполнении указанных требований, клиенту может быть отказано в доступе к сейфу; банк не вправе вскрывать сейф в отсутствие клиента до окончания срока аренды за исключением случаев, когда вынужден к этому силой обстоятельств в интересах клиента и лишен возможности получить его согласие; в случаях пожаров, затоплений, взрывов и преступных посягательств третьих лиц, банк вправе вскрыть сейф и принять все необходимые для сохранения ценностей клиента меры; вскрытие сейфа производится комиссией, состоящей из назначенных приказом по банку ответственных лиц, с составлением описи содержимого сейфа и оформлением соответствующего акта.

Изложенные положения заключенного между сторонами договора аренды индивидуального банковского сейфа и Условий аренды индивидуального банковского сейфа с учетом приведенных норм материального права позволяют прийти к выводу о том, что банк в рамках рассматриваемых правоотношений не несет ответственности за сохранность содержимого ячейки, если сумеет доказать, что по условиям хранения доступ кого-либо к сейфу без ведома клиента был исключен, либо если неприкосновенность сейфа не была им обеспечена из-за воздействия непреодолимой силы. Одновременно банк несет ответственность за убытки, причиненные клиенту в результате утраты содержимого сейфа в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по охране сейфа.

Под непреодолимой силой в гражданском праве понимается чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство, к которым в рамках настоящего дела могли бы быть отнесены различные стихийные бедствия (землетрясения, ураганы и т.д.), в результате воздействия которых стал возможным несанкционированный доступ третьих лиц к сейфу.

В данном случае факт ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по контролю за доступом в помещение депозитария, охране индивидуальной банковской ячейки и принятию достаточных мер безопасности, исключающих возможность хищения находящегося в нем имущества третьими лицами подтвержден исследованными судом материалами уголовного дела, возбужденного по факту хищения группой неустановленных лиц имущества и денежных средств, принадлежащих клиентам ФИО1 филиала ОАО «Банк Уралсиб».

При таких обстоятельствах, учитывая, что со стороны ответчика не представлено доказательств наличия непреодолимой силы, в результате воздействия которой стал возможным несанкционированный доступ третьих лиц к сейфу, вывод суда о том, что ответчик ОАО «Банк Уралсиб» не может быть освобожден от имущественной ответственности за утрату имущества, помещенного ФИО7 в банковскую ячейку (сейф), представляется правильным.

Определяя размер причиненного истцу ущерба, суд обоснованно принял в качестве доказательств письменные объяснения ФИО7, изложенные в исковом заявлении, где указано, что в банковской ячейке находилось принадлежащее ему имущество на сумму *** рублей, часть из которого на сумму *** рублей, ему было возвращено; заявление ФИО7 о хищении из банковской ячейки принадлежащих ему золотых монет, часов и цепочек; постановление следователя отдела по расследованию преступлений на территории ФИО1 <адрес> СУ УМВД России по <адрес> о признании ФИО7 потерпевшем от ДД.ММ.ГГГГ, в котором отражен факт тайного хищения его имущества на сумму более *** рублей; постановление следователя отдела по расследованию преступлений на территории ФИО1 <адрес> СУ УМВД России по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, в котором отражена общая стоимость находившихся в банковской ячейке имущества, принадлежащего ФИО7, на сумму *** рублей; протокол допроса потерпевшего ФИО7 от ДД.ММ.ГГГГ, в котором указано на состав, количество и стоимость похищенного имущества на общую сумму *** рублей и на факт частичного изъятия имущества в ходе осмотра места происшествия в размере *** рублей, ранее также находившегося в банковской ячейке.

Вопреки доводам апелляционной жалобы оснований не доверять указанным доказательствам у суда первой инстанции не имелось, поскольку они обладают свойствами относимости, допустимости и достоверности, согласуются друг с другом, а также поскольку ответчиком в соответствии со статьями 12, 56, 57 ГПК РФ доказательств, опровергающих размер причиненного ущерба, не представлено, как и не представлено доказательств, свидетельствующих о невозможности доступа к сейфу кого-либо из лиц без ведома клиента.

Установив, что часть похищенного имущества на сумму *** рублей, ФИО7 была возвращена, суд правомерно взыскал с ответчика в его пользу материальный ущерб в размере *** рублей.

В соответствии со ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Судебная коллегия полагает, что размер компенсации морального вреда определен судом в соответствии с принципом разумности и справедливости, с учетом конкретных обстоятельств дела. При определении размера компенсации морального вреда суд принял во внимание обстоятельства, имеющие значение для разрешения возникшего спора, характер нарушенного нематериального блага, индивидуальные особенности заявителя, в связи с чем счел возможным взыскать в пользу истца в счет возмещения морального вреда *** рублей.

Судебная коллегия находит такой размер компенсации морального вреда обоснованным. Оснований для иной оценки обстоятельств, влияющих на размер компенсации морального вреда, судебная коллегия не усматривает; апелляционная жалоба ответчика доводов о несогласии с решением суда в указанной части не содержит.

Также не содержит апелляционная жалоба доводов в части взыскания штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя применительно к положениям ч. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», уменьшенного судом на основании положений ст. 333 ГК РФ до *** рублей.

Доводы заявителя жалобы о недоказанности вины ответчика в причинении материального ущерба истцу не опровергают правильности выводов суда, направлены на иную оценку доказательств и иное толкование норм действующего законодательства, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене состоявшегося судебного решения.

При этом отмечается, что ОАО «Банк Уралсиб» не лишено возможности обратиться в суд с самостоятельным иском о возмещении убытков к лицу, виновному, по их мнению, в произошедшем хищении принадлежащих ФИО7 материальных ценностей.

Доводы представителя ОАО «Банк Уралсиб» и представителя третьего лица ООО ЧОП «Роза», высказанные в суде апелляционной инстанции, о ненадлежащем извещении ООО ЧОП «Роза» о месте и времени рассмотрения дела, опровергаются материалами дела. Так, согласно договора на оказание охранных услуг от ДД.ММ.ГГГГ между ОАО «Банк Уралсиб» и ООО ЧОП «Роза», копия которого представлена ответчиком в материалы дела, адрес нахождения ООО ЧОП «Роза» указан: ***. Данный адрес указывался ответчиком и в других документах, имеющихся в материалах дела, а также в апелляционной жалобе. Иного адреса суду не сообщено. Согласно уведомлений о вручении ООО ЧОП «Роза» своевременно извещены о времени и месте судебного заседания. На основании вышеизложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что требования ст. 113 ГПК РФ судом первой инстанции выполнены в полном объеме, процессуальных нарушений судом первой инстанции при рассмотрении дела не допущено.

Таким образом, правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ.

Нарушений судом норм материального или процессуального права, которые привели к принятию неправильного судебного акта, суд апелляционной инстанции не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение ФИО1 районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ оставить без изменения, апелляционную жалобу Открытого акционерного общества «Банк Уралсиб» - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Поиск по сайту